Гореть, не выгорая

28 июня в 13:12
10 просмотров

Молодой врач не скрывает, что с выбором профессии ей помогли родители, ведь в дружной ногайской семье Керейтовых она – первый и единственный ребенок. К выбору жизненного пути горячо любимой дочери Сефербий Яхьяевич и Джулета Менглибиевна подошли очень ответственно, по-взрослому понимая, что профессия должна быть навсегда и от души. И не ошиблись – сегодня акушер-гинеколог Насип-Хан Керейтова нисколько не жалеет об этом выборе.
– Эта работа приносит много счастья женщинам. Когда женщина счастлива, то счастливы все вокруг: муж, дети, друзья. Это высокая моральная составляющая. А врачи-гинекологи если не дарят женщине здоровье, то помогают его сохранить, чтобы она не теряла его в течение жизни из-за своего незнания. Так что профессия моя не менее благородна, чем многие другие – чрезмерно хваленые, – говорит Насип-Хан.

Молодой врач не скрывает, что с выбором профессии ей помогли родители, ведь в дружной ногайской семье Керейтовых она – первый и единственный ребенок. К выбору жизненного пути горячо любимой дочери Сефербий Яхьяевич и Джулета Менглибиевна подошли очень ответственно, по-взрослому понимая, что профессия должна быть навсегда и от души. И не ошиблись – сегодня акушер-гинеколог Насип-Хан Керейтова нисколько не жалеет об этом выборе.
– Эта работа приносит много счастья женщинам. Когда женщина счастлива, то счастливы все вокруг: муж, дети, друзья. Это высокая моральная составляющая. А врачи-гинекологи если не дарят женщине здоровье, то помогают его сохранить, чтобы она не теряла его в течение жизни из-за своего незнания. Так что профессия моя не менее благородна, чем многие другие – чрезмерно хваленые, – говорит Насип-Хан.
Ее родители – коренные ногайцы из Адыге-Хабльского района. Но родилась Насип-Хан в Нижнем Новгороде, куда родители уехали по необходимости.
– Отец там учился, получал высшее образование в школе милиции. Так что первые три с лишним года своей жизни я провела почти в самом центре России. Потом мы вернулись в Карачаевск, где отец работал в следственных органах. Мама работала по профессии – экономистом. А я ходила в садик. Жили мы там лет пять.
Затем отец снова пошел учиться – поступил в Москву в школу МВД, и Керейтовы опять переехали. Три года пробыли в Москве во времена перестройки. Там Насип-Хан пошла в первый класс. Им предлагали остаться, но родители выбрали свою родину.
– Папа окончил школу с «красным дипломом» – наша семейная гордость, и мы вернулись домой, – вспоминает девушка.
Сефербий Яхьяевич по направлению устроился работать в Черкесске в ОБХСС. Насип-Хан продолжила учебу в городской школе. В 1997 году отец пошел на повышение и был переведен в Адыге-Хабльский район начальником милиции, где работал до пенсии почти 15 лет. И до 2004 года семья обитала в Адыге-Хабле, а затем Керейтовы переехали из районного центра в соседний поселок, откуда отец был родом. В эти годы Насип-Хан окончила Адыге-Хабльскую среднюю школу с золотой медалью и музыкальную – по классу фортепиано. А затем по совету мамы поступила в Ставропольскую медицинскую академию. Спустя шесть лет девушка получила диплом акушера-гинеколога и еще два года училась в ординатуре.
Приехала в числе молодых специалистов-«миллионщиков» в родные места. Устроилась на работу врачом-гинекологом в поликлинику Ногайского района, которая изначально была прикреплена к Адыге-Хабльской больнице, а затем стала самостоятельным медицинским звеном и переведена в новое здание. В своей работе Насип-Хан, несмотря на свою молодость, старается прочными знаниями и усердием компенсировать нехватку профессионального опыта. И в каждой своей пациентке в первую очередь видит женщину, которой необходимо донести всю важность заботы о собственном здоровье:
– Чаще всего к нам приходят уже взрослые люди, которые в первую очередь сами в ответе за свое здоровье. Иногда жалуются, говорят, что их заставили пройти медосмотр, хотя «у меня ничего не болит». И трудно доказать, что когда болит – это уже состояние, болезнь. «Первые звоночки» можно скорректировать, подобрать лечение, а когда поздно, то это и больно, и обидно. Поэтому люди должны приучить себя приходить к докторам еще здоровыми по ощущениям.
По словам Насип-Хан Сефербиевны, кроме осмотра, врач мало что может сделать в своем кабинете, если человек до этого не берег себя: рекомендации, советы, правильное направление в жизни, например, в профилактике абортов и планировании беременности. Но в считаные 10-15 минут приема объять необъятное не получается. Не все способны воспринимать сразу много информации; бывает, вышла женщина из кабинета врача и все забыла.
– Но ведь спрос с нас, докторов, за женское здоровье. И хочется, чтобы ответственность граждан была выше и спрос в первую очередь был с себя. Чтобы потом не винить во всем врачей.
 Несмотря на молодость, врач-гинеколог Керейтова не страдает синдромом «розовых очков», понимая, что проблемы и сомнения бывают в любой профессии.
 – Конечно, без сложностей и здесь не обходится, но это, как и везде. У нас все проблемы оттого, что зачастую нет большого доверия к врачам. Что-то соседка скажет, что-то сами почитают, благо Интернет сейчас что угодно посоветует. Отсюда – полная безграмотность, женщины становятся на учет, не пройдя элементарную подготовку к беременности. Хочется сказать людям, чтобы они задумались о своем здоровье. Да и у медицины немало проблем – не хватает специалистов, оборудования, каких-то специальных знаний. Поэтому врач должен учиться всегда и всему, чтобы даже в случае низкой медицинской оснащенности, попав в трудные условия, уметь определить состояние пациента хотя бы по его виду, чем-то помочь ему. Как делал когда-то земский врач Антон Павлович Чехов. Так что работать есть над чем и нам, врачам, и пациентам.
Положенные пять лет по договору Насип-Хан отработала в апреле этого года. Что теперь? Точно она еще не знает, но уверена, что это будут снова учеба и работа. По возможности – в крупном медицинском учреждении, где можно пополнить свой профессиональный багаж бесценным опытом старших коллег.
– Наверное, опять поеду в большой город за опытом, – улыбается молодая женщина. – Хочется учиться и получать новые знания. Ведь в том, когда выпускник мединститута работает в крупной больнице, есть неоспоримые преимущества – он быстрей набирается качественного опыта у старших по званию и уже с этим багажом можно двигать на периферию, применять свои знания на практике, «поднимать целину». Но и в моем случае – когда наоборот, тоже интересно. По крайней мере, узнаешь все реалии и есть возможность проверить правильность своего выбора. Я в своем – не сомневаюсь.
Я ухожу с интервью через приемную, где будущую маму осматривает акушерка. Насыпхан Муратовна Баисова 32 года проработала в акушерстве, последние пять лет была неизменным другом и помощником Насип-Хан Керейтовой. Они так и шутят с пациентками:
– Сразу два медика с одинаковым именем – это на удачу. Поэтому все у вас будет хорошо.
Насыпхан Муратовна за все годы работы в медицине не потеряла интереса к своей работе, по-прежнему любит ее и всех своих пациенток, которым она от души желает здоровья и крепких детишек побольше.
– Как видите, профессионального выгорания у нас нет, – лукаво улыбается Насип-Хан, провожая меня до выхода из поликлиники. Что ж, гореть, не выгорая, сохранять силы для следующего дня и следующих тоже надо уметь!

Лариса НИКОЛАЕВА
Поделиться
в соцсетях