Школа, где нет каникул

21 сентября в 13:05
 просмотров

В этом году республиканской конноспортивной школе исполняется 10 лет
Август. Суббота. С самого утра с синего неба улыбается нежаркое солнце. Казалось бы, самое время для хорошего отдыха. Но водитель школьной «ГАЗели» Валерий Губарев, или дядя Валера, как его с большой теплотой зовут мальчишки и девчонки, уже с 7.30 едет по привычному маршруту в Черкесске, собирая детвору и тренеров на занятия. В машине еще не совсем отошедшие ото сна ребята кажутся несколько отрешенными и вялыми.
Но куда эта вялость улетучивается, когда авто подъезжает к конюшне. Просто удивительно, с какой быстротой каждый из юных спортсменов оказывается там, где ему следует быть.

В этом году республиканской конноспортивной школе исполняется 10 лет
Август. Суббота. С самого утра с синего неба улыбается нежаркое солнце. Казалось бы, самое время для хорошего отдыха. Но водитель школьной «ГАЗели» Валерий Губарев, или дядя Валера, как его с большой теплотой зовут мальчишки и девчонки, уже с 7.30 едет по привычному маршруту в Черкесске, собирая детвору и тренеров на занятия. В машине еще не совсем отошедшие ото сна ребята кажутся несколько отрешенными и вялыми.
Но куда эта вялость улетучивается, когда авто подъезжает к конюшне. Просто удивительно, с какой быстротой каждый из юных спортсменов оказывается там, где ему следует быть. А именно – возле своих любимцев.
За каждым из учеников этой школы закреплена своя лошадь. И ребята ухаживают за ними с большой любовью: чистят, моют, даже гривы подстригают.
– У лошадей, как у людей, – объясняет мне Милана Эзиева, которая в школе занимается уже третий год, – у каждой своя прическа. Кому-то подходит короткая грива – ежик, кому-то – подлиннее, одни красивы с челкой, другие – без. Вот у Адольфа коротко стриженная грива, – кивает она на своего коня, – а, например, у Кортеса грива длиннее и челка есть. А у Адольфа челки нет, – девочка улыбается, – зато у меня есть. Одна челка – на двоих.
Вообще-то, гнедого коня англо-арабской породы официально зовут Анархистом, но свои в школе кличут его Адольфом – выступал как-то на соревнованиях в День Победы и с легкой руки какого-то шутника «заполучил» новое имя.
Адольф красив, своенравен и игрив. Впрочем, свой норов у каждой лошади. Например, темно-гнедой жеребец англо-карачаевской породы Алмаз, на котором занимается семилетняя Маша Кузьмичева, очень спокойный, уравновешенный конь. Но…
– Любая лошадь хорошо чувствует седока, – говорит тренер Алла Москалева, – и если наездник так себе, то может преподнести сюрприз. Вот и Алмаз у нас однажды отличился. На этой площадке в дальнем углу после дождя всегда образуется лужа, которую Алмаз просто обожает. Как-то к нам привезли покататься гостью из Германии. Девочка родилась в Карачаево-Черкесии, потом семья уехала за рубеж, а тут пожаловала в гости на родную землю. Как нам сообщили, девочка уже год занимается в Германии конным спортом. Значит, подумала я, хорошо уже держится в седле, умеет управлять лошадью. Мы на всякий случай дали ей покладистого Алмаза и держали ситуацию под контролем. Но стоило мне отвлечься на секунду, Алмаз, почувствовавший неуверенного седока, прямым ходом направился к той самой луже и повалился в нее. К счастью, девочка успела соскочить с коня, но оказалась в грязи по уши… А вообще, с любой лошадью нужно держать ухо востро, это ведь живое существо…
Сама Алла Юрьевна с этими живыми существами занимается более трех десятков лет. Как пошла в двенадцать лет в конноспортивную школу олимпийского резерва в Майкопе, так, считай, всю жизнь с ними. За спиной – несколько высших образований и огромный опыт работы с лошадьми. Лет двенадцать назад Алла Юрьевна заинтересовалась иппотерапией, и сегодня это отличный специалист в данной области, который помогает в школе больным детям с помощью лошадей.
– Начнем с того, что больной ребенок, как правило, задавлен комплексами и имеет заниженную самооценку, – делится тренер. – Когда же ребенок садится на лошадь, а это, согласитесь, большое сильное животное, и начинает управлять ею, у него сразу повышается самооценка, которая очень важна для борьбы с болезнью.
Как-то нам привезли девятилетнего ребенка с ДЦП. Состояние мальчика было довольно тяжелым, ребенок даже не разговаривал. Но уже после первого занятия иппотерапией его было не узнать – мальчик ожил, у него даже взгляд изменился, стал более уверенным… Кроме того, конь – это живой тренажер, который помогает укреплять мышечный корсет, выравнивает позвоночник… А еще конь – это партнер, друг. И трудно переоценить эмоциональную составляющую занятий на лошадях. Например, в случаях с детьми с аутизмом лошадь зачастую оказывается проводником, с помощью которого можно достучаться до ребенка….
– И сколько на сегодняшний день в вашей школе детей проходит иппотерапию?
– Порядка полусотни. Проблема в том, что многие дети посещают занятия бессистемно, а здесь очень важна систематичность. Конечно, иппотерапия не излечит ребенка полностью. Но это важная составляющая в комплексе лечения.
Пока мы разговариваем, юные спортсмены тренируются на лошадях. Кто-то берет барьеры (ведь школа специализируется на конкуре), кто-то занимается выездкой.
А Ника Боровикова, которая в школе уже два года, вывела на «зеленку» Пинто – с этим гнедо-пегим «пареньком», в котором намешано столько кровей, что трудно разобраться, и у которого такой же сложный характер, сейчас занимается тренер Любовь Богданова, кстати, одна из первых выпускниц этой же школы. Она обучает Пинто для того, чтобы потом обучать на нем младших учеников школы. По завершении тренировки лошадь нужно «отшагать», чтобы она остыла. Вот Нике, которая вообще-то тренируется на Идальго, и поручили это дело…
– Раньше я ходила на занятия, как все младшие, по три раза в неделю. А потом попросилась заниматься, как старшие, каждый день. Выходной — только в воскресенье. А каникулы… Нет, каникул у нас не бывает, – Ника с некоторым недоумением смотрит на меня, и действительно, какие могут быть каникулы в общении с друзьями, а ведь лошади для этих ребят настоящие друзья.
– Алла Юрьевна, – обращаюсь к Москалевой, – а как детям подбирают коней?
– О, это все очень индивидуально, методом проб и ошибок. Бывает, кажется, ребенок и лошадь идеально подходят по характерам, а пара не складывается. Иногда «сходятся» настоящие противоположности. Подобрать правильно дуэт — очень важно. В конном спорте есть замечательный пример Эдварда Гала и Тотиласа. Вместе они показывали настоящие чудеса выездки. А когда Тотилас перешел к другому спортсмену, слава лошади сошла на нет. Вы понимаете, здесь важно, чтобы человек и лошадь чувствовали, понимали друг друга. Это как у людей. Вот посмотришь иной раз на друзей – они совершенно разные, но что-то же их связывает…
Яна Скорикова, которую, не ошибусь, если назову гордостью школы, конным спортом занимается уже лет шесть-семь. Даже став студенткой Кубанского медуниверситета, она не бросает занятий в школе. Так вот, на каких она только лошадях не выступала, причем очень успешно, не случайно у нее дома не менее тридцати кубков с различных соревнований и множество грамот и дипломов, а вот любит она больше всего Алсу, на которой тренируется сейчас.
– Даже не знаю, за что, – пожимает плечами Яна. – Запала в душу, и все. Я к ней, еще когда она жеребенком была, привязалась. Когда Алсу подросла, попросила тренера Дахира Баева дать ее мне…
А четырнадцатилетняя Лиза Земцова, пять лет занимающаяся в школе, обожает Джаганаса, хотя говорит, что характер у него не подарок. Конь очень ласковый, но если ты позволил жесткое обращение (а порой это просто необходимо), обязательно отомстит…
– Алла Юрьевна, у нас горная республика, и по идее, в вашей школе должно быть много мальчишек, а я вижу, что большинство — девочки.
– К сожалению, времена сейчас пошли такие, что мальчишки больше отдают предпочтение компьютерным играм и т. п. А вот «слабой половинке» все-таки больше присуще чувство любви к живому. Девочкам больше хочется любить, заботиться о ком-то. Потому они задерживаются у нас чаще. Вы посмотрите, у нас ведь очень большая текучка. Всего числится порядка 150 ребят, но стабильно ходит только половина. Остальные появляются на занятиях от случая к случаю. Конный спорт – он очень непростой… Хотя, знаете, ведь главная цель нашей школы – даже не суперспортсменов воспитать. Главное, чтобы дети были оторваны от улицы, занимались делом, полезным и для тела, и для души. И еще, что касается мальчиков. Несмотря ни на что, есть у нас и представители «сильной половины». Причем очень способные. Например, Эльдар Хубиев. Занимается второй год, а явно подает большие надежды. В следующую субботу поедет с ребятами на соревнования на летний приз Терского племенного конного завода, будет выступать сразу на двух лошадях…
Кстати, о соревнованиях. В них ученики школы участвуют довольно часто. Причем как в пределах самой школы, так и с выездом в другие регионы. У многих ребят, особенно старших, не одна награда за ту или иную взятую высоту. В скором времени, как рассказала заместитель директора по учебной части Альбина Узденова, школа проведет еще два больших соревнования – в честь 25-летия Карачаево-Черкесской Республики – в сентябре и в честь 10-летия школы – в октябре. И это будут очень масштабные состязания, на которые ожидаются сильные спортсмены с Юга России и даже из столицы…
Тренировка была окончена, но никто из ребят не спешил уезжать. Детвора чистила своих лошадей, угощала их яблоками, разводила их по денникам — отдельным «комнаткам» для каждой лошади в конюшне…
Заметила, как деловито моет уздечку семилетняя Маша Кузьмичева.
– И так каждый день?
– Конечно. Я сюда все лето каждое утро езжу. Мне нравится. А что это вы все записываете?
– Чтобы в газете про вашу школу написать, вдруг кто-то еще из ребят заинтересуется и захочет у вас заниматься.
– Это хорошо. А главное – сюда приедет много людей, и они обязательно разберут котят, которые живут возле конюшни. Их здесь, – Маша сосредоточенно начинает считать про себя и выдает, – целых шесть!
Вот такая забота не только о лошадях…
– А что это за странные бумажки на каждом деннике — с буквами «У», «О», «З» и цифрами? – интересуюсь у ребят.
– Так это же ужин, обед, завтрак и количество порций. Это меню каждой лошади, – объяснили дети, – которое составляется в зависимости от нагрузки на лошадь. За этим лично следит директор школы.
Директор школы – Идрис Назбиевич Хубиев. Он лично следит за многим. Главное – чтобы школа работала хорошо, чтобы в коллективе царила добрая атмосфера. Ведь здесь трудятся не только три тренера (к слову, двое из них сами активно участвуют в соревнованиях как спортсмены, что прекрасно для примера подрастающему поколению), но и конюхи, рабочие, охранники, фельдшер, ветврач. А как без ветврача, ведь заболеет лошадь – и как ей помочь? Вот недавно сильно занедужил Бахат – любимец Аллы Юрьевны. Видимо, сказались старые травмы, и конь испытывал такие боли, что в кровь изгрызал свои ноги. Жалко было Бахата до слез. Как только его не лечили! И вылечили-таки. Сейчас Бахат идет на поправку, и Алла Юрьевна надеется привлечь его к занятиям с детьми по иппотерапии.
Да, коллектив в школе не большой, но дружный. И ребята, приходящие сюда, словно попадают в хорошую семью, где доброта, забота не просто слова. Неслучайно в этой школе нет каникул…

НА СНИМКЕ: Ученица школы Ника БОРОВИКОВА с питомцем.

Татьяна ИВАНОВА
Поделиться
в соцсетях