Сказ о семейном докторе

27 октября в 10:20
 просмотров

Заслуженный врач России Таисия Михайловна Казакова… В свое время для жителей поселков Маркопи, 11-13-й шахт, Холодной Балки («конгломерат» населенных пунктов, входящих в п. Мара-Аягъы), Нижней и Верхней Мары она поистине являлась семейным врачом. Сколько жизней спасла за 55 лет своей деятельности, скольких людей на ноги поставила, сколько лекций на медицинские темы прочитала, какие только семейные неурядицы не сгладила своим добрым участием и мудрым советом в бытность председателем Карачаевского городского и Шахтинского женсоветов!
Сложилось так, что недавно, выбирая героя для материала к Международному дню пожилых людей, остановилась на Казаковой. Слышала, что Таисия Михайловна, несмотря на свои 90 с небольшим, вполне дееспособна, разве что мучает проблема с застарелым ревматизмом. Но разве такая болячка не цепляет и более молодых? И вот я у ее дома. Соседка, стоявшая на балконе, сообщила со вздохом: «Вы опоздали. Уже недели две, как мы похоронили Таисию Михайловну. Царствие ей небесное…»
Эта весть отозвалась в сердце болью, – ну вот, еще один человек из моего детства ушел, оборвав ту нить, что связывала с эпохой страны, которой давно нет.

Заслуженный врач России Таисия Михайловна Казакова… В свое время для жителей поселков Маркопи, 11-13-й шахт, Холодной Балки («конгломерат» населенных пунктов, входящих в п. Мара-Аягъы), Нижней и Верхней Мары она поистине являлась семейным врачом. Сколько жизней спасла за 55 лет своей деятельности, скольких людей на ноги поставила, сколько лекций на медицинские темы прочитала, какие только семейные неурядицы не сгладила своим добрым участием и мудрым советом в бытность председателем Карачаевского городского и Шахтинского женсоветов!
Сложилось так, что недавно, выбирая героя для материала к Международному дню пожилых людей, остановилась на Казаковой. Слышала, что Таисия Михайловна, несмотря на свои 90 с небольшим, вполне дееспособна, разве что мучает проблема с застарелым ревматизмом. Но разве такая болячка не цепляет и более молодых? И вот я у ее дома. Соседка, стоявшая на балконе, сообщила со вздохом: «Вы опоздали. Уже недели две, как мы похоронили Таисию Михайловну. Царствие ей небесное…»
Эта весть отозвалась в сердце болью, – ну вот, еще один человек из моего детства ушел, оборвав ту нить, что связывала с эпохой страны, которой давно нет. Казакова была для нашей семьи также и доктором, и большим другом, и моральным авторитетом, от которого все черпали и вдохновение, и настроение.
Накануне ее сороковин я постучалась в знакомую квартиру, потому что знала – приехал на поминки матери из Москвы Саша с семьей, с которым мы учились в одной школе. Он пошел по стопам своей мамы, поступив в «ее» же Ставропольский мединститут. Сегодня Александр Казаков – преуспевающий врач-рентгенолог ведущей клиники Москвы. Супруга его Елена – эндоскопист госпиталя инвалидов войны, дочь Мария тоже медик.
В поисках подходящей фотографии для данного материала мы одновременно открыли альбомы. С черно-белых снимков на нас глянула другая жизнь, которая порой является в снах нашему поколению… Долго задерживаю взгляд на покосившихся домишках с соломенной, а может, камышовой крышей. Это Ставрополь середины 20-х годов прошлого века. Здесь в простой рабочей семье, где почитали Бога, ходили в церковь и жили по законам христианских заповедей, родилась Таисия. После окончания мединститута, немного поработав в Усть-Джегутинской больнице, в 1949 году приехала в горняцкий поселок близ Карачаевска и возглавила шахтерский терапевтический участок. Деятельная, энергичная, она не просто врачевала в шахтерской среде, но и частенько спускалась с горняками в забой, проверяла их условия работы, соблюдение техники безопасности, как коммунист вела большую общественную работу. И хотя ее никто не уполномочивал обслуживать еще и маринцев, отказать в приеме и помощи им она не могла.
«Мое детство до самого отъезда на учебу в Ставрополь так и прошло: часто среди ночи стучит в окно гонец из Мары, умоляет: «Таисия, там в Верхней Маре дочь рожает, на тебя одна надежда, помоги!» или: «Сын поранил руку косой», «Мать простудилась, у нее сильный жар» и т.д., – вспоминает Александр. – В те далекие годы, когда карачаевцы вернулись из мест депортации на родину, в аулах еще не было своих медпунктов, а до 11-й шахты ведь ближе, чем до Карачаевска. Вспомни, дорога тогда в город проходила в объезд через Каменномост. И потом мою маму все считали своим семейным врачом. К тому же мама впоследствии вела приемы в ФАПах обоих маринских аулов, давала консультации фельдшерам и медсестрам».
Как руководитель Карачаевского городского женсовета Таисия Михайловна частенько обследовала жилищные условия людей. Она работала в одной связке с тогдашним председателем горисполкома Климом Бедраевым. Это был замечательный руководитель, душой болевший за город. В память о себе он оставил прекрасный сквер, который тянется вдоль двух параллельных дорог. И сегодня старики, гуляющие по этому скверу, отдыхая на лавочках под березами и елями, добрым словом вспоминают Бедраева, как и в свое время Таисия Казакова. Помнится, она поделилась со мной мыслями: «Эх, жаль, что я уже давно отошла от общественных дел. А то бы записалась на прием к очередному мэру и от имени горожан вышла бы с предложением назвать этот сквер именем Клима Бедраева!»
Тогда-то, помнится, Таисия Михайловна поведала об одном забавном случае: «Как-то пишу я в очередном заявлении Бедраеву от имени женсовета заявление на предмет улучшения жилищных условий одной семьи. А он читает и смеется: «Опять ты за свое! Ну и формулировочка!» А я с ним спорю до хрипоты, и, наконец, Бедраев накладывает на заявление визу: «Рассмотреть положительно». «А что же вы эдакого написали в заявлении, Таисия Михайловна?» – сгорала я тогда от любопытства. «Да вот так открытым текстом и выдала, что данная семья может разрушиться ввиду невозможности жить супругам интимной жизнью. Ну сама посуди: приходишь в квартиру, а в одной комнатке несколько коек, где спят супруги, ребенок, незамужняя тетя и бабушка. А муж и жена молоды, ведь это – жизнь. Да и с медицинской точки зрения такой быт – ни в какие ворота, отсюда – стрессы, размолвки, развод»…
Долгие десятилетия, возглавляя самый удаленный терапевтический участок Карачаевской ЦГРБ, она отнюдь не замыкалась на этой работе. Лучшие санбюллетени в городской поликлинике были ее, если надо было срочно выехать к больному, сама искала транспорт, а не ждала «Скорой», которая находилась на вызове. Участвовала она и в городском конкурсе букетов, «голубых огоньках», которые проводила с библиотекарем Шахтинской библиотеки Надеждой Войцеховской.
Она вырастила двоих детей. Саша, сын от первого брака, пошел по ее стопам, дочь Марина, окончив вуз, удачно вышла замуж, родила двух детей. Красивая, веселая, обаятельная, она была поистине светом в окне для родителей, Таисии Михайловны и Бориса Пахомовича. Судьбе было угодно, чтобы Марина попала на тот злополучный чартерный авиарейс, когда дряхлый самолет из Ставрополя летел в Турцию. В небе над пригородом Черкесска он развалился на куски. Это случилось в 1997 году, но Таисия Казакова много лет еще не верила в гибель дочери, хотя сама видела тот кошмар, когда вместе с зятем Сергеем ходили по полю в поисках тела Мариночки…
Потом светом в окне для нее стали поездки в Ставрополь, где с зятем в ее отчем доме дожидались бабушку малолетние внуки. Так все последующие годы, пока была в силе, Таисия Михайловна и жила на два дома. Соберет гостинцев, продуктов, поднакопит деньжат – и к внукам. Сегодня это уже взрослые, определившиеся в жизни люди: Станислав – менеджер в солидной компании, Виктория – экономист, их отец Сергей остался верен своей единственной любви – Марине, хотя с момента ее гибели прошло 20 лет.
За поминальным столом о Таисии Михайловне Казаковой было сказано много теплых, трогательных слов. Жаль только, что редеют с годами ряды старых шахтеров, которым было что вспомнить о «солнечном» семейном докторе горняцкого поселка. Она ушла из этой жизни, но не от нас, потому что человек жив, пока мы его помним…

НА СНИМКЕ: Заслуженный врач РФ Таисия КАЗАКОВА, 1973 год.

Людмила ОСАДЧАЯ
Поделиться
в соцсетях