Любовь к справедливости

17 января в 13:22
11 просмотров

15 января страна отметила День образования Следственного комитета РФ
Один из мудрецов прошлого заметил, что сила душ людских не равна: свалившись на одного человека, сомнёт и раздавит его, другого только укрепит и усилит. Первое впечатление, остающееся от общения с Заретой Джанкёзовой, говорит, что этого человека ничего не сломит: в хрупкой и даже субтильной женщине проступают совсем не женские сила и воля.
Зарета появилась на свет в семье ветврача Магомета Хапаева, и в школьные годы отличалась совершенно мальчишеским нравом, никогда не слывя паинькой. Нетерпеливая и резковатая, девушка с головой бросалась навстречу преградам, бесстрашная, она с удовольствием вступала в словесные перепалки даже с учителями. Ей было интересно общение с равными по силе личностями, но такие попадались редко.

15 января страна отметила День образования Следственного комитета РФ
Один из мудрецов прошлого заметил, что сила душ людских не равна: свалившись на одного человека, сомнёт и раздавит его, другого только укрепит и усилит. Первое впечатление, остающееся от общения с Заретой Джанкёзовой, говорит, что этого человека ничего не сломит: в хрупкой и даже субтильной женщине проступают совсем не женские сила и воля.
Зарета появилась на свет в семье ветврача Магомета Хапаева, и в школьные годы отличалась совершенно мальчишеским нравом, никогда не слывя паинькой. Нетерпеливая и резковатая, девушка с головой бросалась навстречу преградам, бесстрашная, она с удовольствием вступала в словесные перепалки даже с учителями. Ей было интересно общение с равными по силе личностями, но такие попадались редко.
В девчонке проступала обострённая тяга к справедливости, и уже в начальной школе она поняла, что хочет работать там, где торжествует закон. Она проявляла свои чувства прямо и откровенно, иногда даже слишком, так что сразу было понятно, что у неё на душе. Это правило не касалось только проявлений слабости, которые она никогда не позволяла ни себе, ни другим. Уныние, хныканье в жилетку и потребность в жалости глубоко возмущали её и ей было трудно попросить кого-либо о помощи или сострадании.
Она не просила о них и тогда, когда действительно нуждалась в поддержке. Так случилось, что к двадцати годам она потеряла всю семью: один за другим ушли два брата, заболела неисцелимым недугом мать, вскоре после её смерти умер и отец. В эти тяжёлые годы болезней и утраты близких ей пришлось оканчивать школу, и тогда же она окончательно решила поступать на юрфак. Однако после школы туда не брали, требовался двухлетний стаж работы, и Зарета пошла работать в колхоз «Верхнекубанский». Осиротев, устроилась секретарём-машинисткой в прокуратуру, потом попыталась поступить в юридический, но в первый год не прошла.
Другая бы сдалась и махнула на мечту рукой. Но Зарета, самостоятельная и независимая, избрав свой путь, упорно следовала по нему, а сторонние оценки и попытки вмешаться в ее дела вызывали у неё лишь искреннее негодование. Её рвение и усердие в достижении цели восторжествовали. Она поступила на юрфак и продолжала работать в прокуратуре. Под давлением жизненных передряг она лишь выработала в себе умение концентрироваться, проявлять упорство и набираться терпения. Сегодня события прошлого беспокоят её больше настоящего, но проступают они только в лёгкой меланхолии и осторожности опыта.
В это время она вышла замуж за Аубекира Джанкёзова, с которым её познакомила подруга. Появились дети. В итоге – мечта о работе следователем снова отодвинулась, но ненадолго. По окончании института и полутора лет декрета она вышла наконец на работу: прокурор республики Ауэс Куджев направил её работать следователем прокуратуры Прикубанского района. Она жила в селе Дружба и каждый день, зимой и летом, приезжала из Дружбы к Черкесскому рынку, пересаживалась на автобус, доезжала до «танка» – и голосовала, на попутках добираясь до Кавказского. Прокуратура располагалась тогда в старом здании, ей выделили маленький кабинет для работы, но она была счастлива. Её поддерживали прокурор района Рамазан Мижев и его заместитель Валерий Хутов, помогал и учил работать с документами и людьми тот, кого называют «легендой сыска», – Ислам Семенов.
Все происходившие убийства следователи, а их было всего двое, делили на явные и скрытые. Первые – убийства в опьянении или в гневе – не нуждались в раскрытии, ибо убийца был понятен и так. Именно таким было первое дело Зареты, раскрытое в 1997 году: два содомита приревновали к третьему, состав преступления был как на ладони. Но попадались и иные дела, вроде расстрела инкассаторов в Псыже, и тут приходилось искать убийц, тщательно собирая улики и информацию, потом координировать разрозненные данные, складывая их, точно пазлы, в картину преступления.
В итоге за пятнадцать лет Зарета расследовала немало преступлений. Помнит она, понятное дело, не все. Как врач, помогая очередному пациенту, спустя неделю уже не помнит его, как адвокат, ломающий копья в суде, забывает своего подзащитного и его дело по получении нового, так и в памяти Зареты обстоятельства многих дел со временем стираются. Многих, но не всех. Есть дела, которые она хранит на рабочем столе компьютера – причём в папках, которым сама даёт названия – порой весьма хлёсткие.
Вот папка под названием «Чикатило» Это дело убийцы из Малокарачаевского района, на совести которого восемь трупов, а вот – любопытнейшее дело цыганок «Табор уходит в небо», когда свекровь, «белая ведьма», решила убить невестку, «чёрную ведьму». Вот нашумевшее дело об убийстве Фраля Шебзухова, а вот – громкое дело об убийстве Заура Зеушева, которое Зарета окрестила «Ворошиловский стрелок». Оба убийства были раскрыты.
Я расспрашиваю о деле цыган. Точно ли ведьмы-то? Сама Зарета верит в это? Следователь машет рукой и усмехается: «Тут поработаешь, с таким столкнёшься, что волосы дыбом встают. Та самая цыганка на допросе сказала мне о моих родных до третьего колена и об обстоятельствах, о которых, кроме меня, никто не знал…»
Сама Зарета, всегда категорично выражая свое мнение и никогда не оправдывая преступников, рассказывает о делах увлечённо. Она прирождённый оратор, не лишённый актёрского мастерства, ее рассказы интересны и эмоциональны. Чувствуется, что ей самой это чертовски интересно: глаза горят, и она явно упивается произведённым впечатлением.
Наиболее сложным делом в своей практике она называет, однако, не дела с выстрелами и угрозами, а тихие медицинские случаи смертей по халатности врачей, где очень трудно что-либо доказать, и вспоминает дело о гибели женщины с замершей беременностью. Пришлось расследовать его почти три года и узнать много нового в сфере акушерства и гинекологии. «Я сегодня уже и роды принять могу», – смеётся следователь.
Карьера Зареты, между тем, двигалась вперёд: в 2004 году она пришла работать в прокуратуру города Черкесска, в 2007 образовался Следственный комитет, и Зарета перешла на работу следователем по особо важным делам в Следственное управление Следственного комитета РФ по КЧР. Сегодня она – заместитель руководителя следственного отдела по городу Черкесску Следственного управления Следственного комитета по КЧР, подполковник юстиции, и званием этим очень гордится.
Зарета умна и упорна в достижении цели. В борьбе с преступниками довольно жестка и беспощадна, не готова проигрывать, воспринимая нераскрытое дело как личное поражение. Из неё сформировался высококлассный специалист в своем направлении: внимательный и точный в деталях, её острый ум легко раскладывает сложнейшую задачу на составляющие, чтобы потом с блеском собрать их воедино.
Сам процесс труда и отличный результат доставляют ей не меньшее удовольствие, чем должность или вознаграждение. В ней заметны твёрдые моральные принципы, честность и неумение идти на компромиссы. Иногда в этой хрупкой женщине проглядывает что-то от инквизитора, этакого Савонаролы или Торквемады, фанатичного приверженца идеи.
Зарета отмечает значение в своей жизни тех, кто неизменно помогал ей и был рядом в трудные минуты. Это её учитель Виктор Наумов, которого Зарета всегда боялась подвести. «Упаси Бог, сказали бы ему, что следователь накосячил…» Есть в её жизни и задушевные подруги – Элла Наумова, Светлана Карова и Инна Эльканова, те, с кем она познакомилась ещё тридцать лет назад, работая секретарём-машинисткой в прокуратуре.
Обстоятельства личной жизни сложились для Зареты печально: после смерти мужа от того же неисцелимого недуга, от которого умерла мать, ей пришлось одной воспитывать четверых детей. И воспитаны они были в строгости «диктатуры закона», на политике кнута и редкого пряника. Старшая дочь Амина вышла замуж за Руслана Шидакова, который также работает в правоохранительных органах, и они уже подарили Зарете обожаемую внучку Руслану, сын Роберт стал поваром в одном из лучших ресторанов города, младшая дочь Асена увлечена животными и зоозащитой, а вот средняя Диана мечтает о работе в органах. «Честно говоря, мне бы хотелось, чтобы она продолжила моё дело», – улыбается Зарета.
И мы вновь говорим с Заретой о ее работе. С тревогой Джанкезова говорит о том, что в последние годы происходит увеличение числа тяжких преступлений, наблюдается «омоложение» преступности, возрастают ее корыстная направленность, дерзость и профессионализм… Поэтому, считает моя собеседница, усложняется работа следователя! И хотя им на помощь приходят достижения научно-технического прогресса, необходимо постоянно повышать квалификацию, самообразовываться. Без этого не обеспечить главенство Закона.

НА СНИМКЕ: Зарета ДЖАНКЁЗОВА.

Ольга МИХАЙЛОВА
Поделиться
в соцсетях