Пусть звучит гармонь

23 марта в 07:44
9 просмотров

С давних времен ни одна свадьба, ни одно торжество на Кавказе не обходятся без гармошки. Играют на гармонике мужчины, женщины и дети. Переливчатые наигрыши не одно сердце заставили биться чаще и не одну пару позвали в пляс. Гармонь по праву называют королевой праздника. Старинное предание на Кавказе гласит, что великие нарты пустили гармошку по кругу и сказали друг другу: «Даже если мы все до одного погибнем, пусть эта гармонь пребудет вовеки, а кто будет играть на ней и вспоминать нас, тот и будет нашим братом».
Никто точно не знает, где именно была изобретена ручная гармоника. Одни говорят, что ее придумали в Германии в начале 19 века, другие уверяют, что еще раньше гармонь изобрел живший в Петербурге чешский органист, придумавший новый способ извлечения звука при помощи металлического язычка, колеблющегося под действием потока воздуха. Но одно мы знаем точно, гармоника живет и поныне, радует нас своими переливами и мелодиями.

С давних времен ни одна свадьба, ни одно торжество на Кавказе не обходятся без гармошки. Играют на гармонике мужчины, женщины и дети. Переливчатые наигрыши не одно сердце заставили биться чаще и не одну пару позвали в пляс. Гармонь по праву называют королевой праздника. Старинное предание на Кавказе гласит, что великие нарты пустили гармошку по кругу и сказали друг другу: «Даже если мы все до одного погибнем, пусть эта гармонь пребудет вовеки, а кто будет играть на ней и вспоминать нас, тот и будет нашим братом».
Никто точно не знает, где именно была изобретена ручная гармоника. Одни говорят, что ее придумали в Германии в начале 19 века, другие уверяют, что еще раньше гармонь изобрел живший в Петербурге чешский органист, придумавший новый способ извлечения звука при помощи металлического язычка, колеблющегося под действием потока воздуха. Но одно мы знаем точно, гармоника живет и поныне, радует нас своими переливами и мелодиями. И сегодня наш рассказ – о семье Табуловых, мастеров по изготовлению музыкальных инструментов, в частности гармошек, славящихся не только у нас на Кавказе, но и далеко за пределами нашего государства.
Даут Хачумахович Табулов до войны работал в торговле, в потребкооперации. В далеком 1937 году по злому навету был репрессирован. Вернувшись через три года в родной аул Псыж из ссылки, был мобилизован в армию – началась война.
Храбро сражался на фронте Даут Хачумахович. Яркое тому подтверждение – медаль «За отвагу». Но после тяжелого ранения в 1944-м Табулов был комиссован. Он вернулся в родной аул, где его верно ждала любимая девушка Нафиса Какупшева. Умница, красавица, она еще и на гармошке играла замечательно, радуя музыкой своих родных и близких. И когда молодые сыграли скромную свадьбу, музыка поселилась и в доме Табуловых. Как хороший виноградник, она стала «плестись» через сердца и поколения.
В 1945-м у молодых родился сын-первенец, в 1949-м – второй сын, Мухарби, за ним появились три дочери.
Всю жизнь проработав в торговле, Даут, выйдя не пенсию, отдался своему увлечению резчика по дереву. Кажется, дедушка Даут мог сделать из дерева что угодно: гребни, ложки, шкатулки… А еще он вырезал трещотки.
Золотые руки Даута и прекрасный музыкальный слух матери унаследовал Мухарби. Совсем маленьким он научился играть на гармошке, и в этих музыкальных инструментах он понимал толк.
Выбрать или подобрать себе подходящую гармонь – очень даже непросто. Кто-то возразит: «Что здесь сложного? В магазине на полках лежит много гармошек: выбирай, какая исправная и покрасивее». Но старые гармонисты говорят, что найти себе гармонь так же сложно и ответственно, как найти подругу жизни. От этого, можно сказать, зависит, как сложится твоя жизнь. Дело даже не в том, какого строя, с разливом или нет, ты выбираешь гармонь, – нужно выбрать инструмент себе по душе.
У каждого гармониста свой характер – это доказывать не надо. Один любит песни петь, другой – танцевальные мелодии играть, а третий сам не знает, что ему надо. Подсказать здесь сложно, но ясно одно – поиск и выбор своей гармошки – дело сугубо личное.
У гармониста чаще всего бывает одна гармошечка, которую, как говорится, он холит и лелеет, но бывает и по несколько гармошек. Люди ведь разные встречаются: одни – однолюбы, другим требуется разнообразие… По тому, как гармонист содержит свою гармонь, раньше девушки безошибочно определяли, как он будет относиться к своей «половине»: бережно, нежно или по-хамски: наигрался досыта и – под лавку. Но, честно скажем, последнее среди гармонистов – большая редкость. Как правило, если парень – гармонист, значит, ему Бог дал талант, и этот талант, скорее всего, проявится везде: и в работе, и в личной жизни. Как он проявился у Мухарби.
Сегодня те, кто знал Мухарби Даутовича, говорят, что это был очень добрый, с открытым сердцем человек, в роду Табуловых он был своего рода связующим звеном, потому что искренне интересовался жизнью всех родных и близких, всех старался сплотить, сроднить и познакомить.
И этот человек не только играл на гармошке. Уже в армии Мухарби начал ремонтировать старые аккордеоны, вдыхая новую жизнь в, казалось бы, отжившие свой век музыкальные инструменты.
А первую свою гармонь Мухарби сделал в подарок тете, маминой сестре. Затем одна гармошка стала «выходить» за другой. Хоть мать и не одобряла увлечение Мухарби музыкой и резьбой по дереву, он не оставлял любимого дела, одновременно при этом работал в типографии в г. Черкесске.
За гармошками к Мухарби стали приезжать со всей страны и из-за рубежа, о нем писали газеты, его показывали по телевизору. А он вкладывал душу в меха и клавиши не ради славы – это было его призванием.
В мастерской Мухарби помогали его сыновья: один точит металлические детали, другой шлифует дерево… Но только старший, Мурат, пошел по стопам отца. С пяти лет помогая отцу, он перенял все секреты его мастерства. «Отец все показывал, – рассказывает Мурат, – а мне было интересно». Более того, отец всячески поощрял любовь сына к музыке. Так, заметив, как Мурат часто в такт музыке стучит по табуреткам, отец купил мальчишке настоящий барабан…
И в 16 лет с помощью отца Мурат сделал свою первую хроматическую гармошку. Сегодня она находится в Грозном.
Окончив школу на «отлично», Мурат получил высшее экономическое и юридическое образование, стал работать в налоговой инспекции. А сегодня Мурат Мухарбиевич – глава администрации Псыжского сельского поселения. При этом изготовление гармошек для него не просто хобби, а, как он говорит, продолжение дела отца.
После смерти Мухарби Даутовича в 2007 году Мурат сам потихоньку начал доделывать оставленные отцом инструменты. Молодому человеку пришлось нелегко. Он умел полностью собрать гармошку по запчастям, но ведь нужно было ее еще настроить, чтобы инструмент пел!
«Для меня это была настоящая головоломка, – вспоминает Мурат. – Месяц ходил, думал, что делать. И вдруг мне снится отец и показывает, как нужно поднять язычок на планке, чтобы он зазвучал как следует. Я, проснувшись в час ночи, побежал в мастерскую, попробовал – получилось!»
После этого дело пошло! И сегодня на гармошках Мухарби и Мурата играют в Турции, Абхазии, Голландии, Греции, Сирии, Германии, Иордании. Их инструменты приобретаются любителями музыки со всех уголков мира.
Это к нему, к Мурату, несут сломавшийся инструмент, как к врачу на прием. И Мурат уверенно ремонтирует старые гармошки. Говорит, частенько попадаются работы отца – он узнает их по штампу, который придумал отец, с инициалами мастера и с названием аула, в котором была создана гармонь. Даже после десятков лет его гармошки сохранились в прекрасном состоянии и не теряют своих качеств, говорит Мурат.
А ведь сделать хорошую гармошку ох как непросто. На изготовление одного инструмента уходит от четырех до шести месяцев. Для создания гармошки нужна масса заготовок и мелких деталей как из дерева разных пород, так и из металла, пластика, кожи. Все детали и меха Мурат делает сам, если каких-то деталей не хватает, заказывает из Италии.
Ни одного чертежа и эскиза Мурат не делает на бумаге, все свои планы и расчеты (до миллиметра!) держит в голове. Гармошка не любит неточностей, и весь технологический процесс ее изготовления требует особого внимания!
Чтобы не останавливаться на достигнутом, Мурат занимается самообразованием, находит много полезного в Интернете, а также читает книги по истории изготовления и появления гармошек на Кавказе. И работает, работает, работает. Причем в основном ночью. Ведь днем дел по горло в сельской администрации. А ночью в мастерской его никто и ничто не отвлекает.
– И самое интересное, – говорит Мурат, – тут я прекрасно отдыхаю. Здесь, в мастерской, я лучше всего себя чувствую. Наверное, потому что очень люблю дерево, люблю работать с ним, я чувствую его руками и сердцем. Люблю возиться с гармошками, и ни с чем не сравнимое чувство испытываешь, когда сделанный тобой инструмент начинает звучать.
Кстати, жена Мурата Лилия тоже играет на гармошке – в свое время она окончила по этому классу музыкальную школу. У нее и Мурата трое детей. И я спрашиваю у Мурата Мухарбиевича, как он думает, пойдут ли они по стопам отца.
 – Дети наши еще маленькие, самому старшему четыре с половиной года, а самому маленькому – всего пять месяцев, – говорит Табулов. – Конечно, когда они станут постарше, я буду показывать им все, чему меня научил отец, но выбор останется за ними, да и время все покажет.
– Уверена, немало наших земляков хотело бы научиться делать музыкальные инструменты. Вы не думали о проведении каких-то мастер-классов?
– Тогда мне придется бросить всю остальную работу, – улыбается Мурат.
– А у вас есть самая заветная мечта?
Он не задумываясь отвечает:
– Научиться играть на гармошке так же хорошо, как играл мой отец!

И. МАЛХОЖЕВА.
НА СНИМКЕ: Даут ТАБУЛОВ; Мухарби ТАБУЛОВ (крайний слева) со своими родными.

Поделиться
в соцсетях