Вся власть – Советам!

24 апреля в 10:10
 просмотров

Исполнилось сто лет со дня установления на территории современной Карачаево-Черкесии Советской власти. И хотя власть эта поначалу продержалась буквально несколько месяцев, сам факт ее установления входит в число важнейших событий в истории нашей республики. Ведь он стал началом советского периода нашей истории, началом кардинальных перемен в общественно-политическом, социально-экономическом и культурном развитии народов Верхней Кубани. О том, как происходило становление Советской власти в нашем регионе, мы и попытаемся рассказать, опираясь на архивные документы.

Исполнилось сто лет со дня установления на территории современной Карачаево-Черкесии Советской власти. И хотя власть эта поначалу продержалась буквально несколько месяцев, сам факт ее установления входит в число важнейших событий в истории нашей республики. Ведь он стал началом советского периода нашей истории, началом кардинальных перемен в общественно-политическом, социально-экономическом и культурном развитии народов Верхней Кубани. О том, как происходило становление Советской власти в нашем регионе, мы и попытаемся рассказать, опираясь на архивные документы.
Следует сказать, что Октябрьскую революцию, как и в ряде других регионов страны, на Кубани не признали. Получив вести о свержении Временного правительства, местные власти на всей территории Кубанской области (в нее входил и Баталпашинский отдел, составлявший основу современной КЧР) с 26 октября ввели военное положение с запретом на проведение митингов и собраний. По отделам от имени атамана и Кубанского войскового правительства направлялись призывы к борьбе с Советской властью.
Однако поражение в Первой мировой войне, острый социально-экономический кризис, нерешенность аграрного вопроса, отсутствие твердой государственной власти, рост преступности – все это создавало условия, в которых лозунги большевиков приносили им поддержку беднейших слоев населения как в центре, так и в регионах, таких как Кубань.
Попытки войскового правительства удержать ситуацию под контролем не увенчались успехом. Повсеместно формировались вооруженные отряды сторонников большевиков, их поддержали многие солдаты, основная масса иногородних и часть казачества. На областной конференции в декабре большевики Кубани решили перейти к прямому захвату власти.
События на территории Баталпашинского отдела развивались несколько иначе. Хотя в некоторых населенных пунктах отдела в течение декабря 1917 г. – января 1918 г. сторонникам большевиков удалось добиться признания Советской власти, но в казачьих станицах и горских селениях их позиции не пользовались особой популярностью.
В то же время, умело проведя агитацию среди казаков хоперских полков (формировавшихся в отделе), вернувшихся с фронта после непрерывных трехлетних боев, большевики сумели добиться развала этих войсковых частей, лишив легальное руководство региона военных сил. В этой ситуации атаман отдела есаул М. Лисицын 23 января 1918 г. подал в отставку. Его обязанности временно исполнял полковник К. Удовенко, которого вскоре сменил войсковой старшина К. Косякин.
Пытаясь добиться объединения всех сил против большевистской диктатуры, руководство отдела решило провести съезд представителей населенных пунктов Баталпашинского отдела. На нем предполагалось обсудить основные социально-экономические проблемы, а также провести демократические выборы атамана, который должен был возглавить отдел.
На съезде, начавшем свою работу 7 (20) февраля, развернулись острые дискуссии между сторонниками и противниками Советской власти.
Осознавая слабость своих позиций в отделе, областное руководство большевиков, контролировавшее в основном район Армавира, командировало в Баталпашинск опытных пропагандистов А. Макеева, И. Пузырева, И. Борисенко. Тезис о том, что «только Советская власть даст народу мир, землю, хлеб, свободу», позволил им привлечь большинство участников форума. Председателем съезда избрали А. Макеева, членами президиума стали И. Пузырев, Т. Беседин, горцы С. Халилов, Д. Гутякулов.
Под влиянием большевиков съезд выразил недоверие атаману отдела и высказался за установление Советской власти, признав в качестве центрального органа власти Совет Народных комиссаров и регионального – Кубанский облисполком. Как отмечалось в советской историографии, «7 февраля 1918 г. стало днем провозглашения Советской власти в Баталпашинском отделе, в том числе в Карачае и Черкесии». В память об этом событии установлена стела на углу улиц Ленина и Комсомольской, на месте, где располагалось здание, в котором и состоялся съезд.
Однако провозглашение вовсе не означало установления Советской власти. Объединив все силы, в ночь на 8 февраля отряды сторонников официальной власти во главе с атаманом Косякиным, офицерами Брянцевым, Шевченко разгромили большевистские отряды и разогнали делегатов съезда (при этом был смертельно ранен А. Макеев). Делегаты съезда бежали: часть – в Отрадную, часть – в Невинномысскую, где власть находилась в руках большевиков. Прибыв в Отрадную, группа из 15 делегатов продолжила работу съезда. Был избран Временный отдельский исполком, получивший название Отрадненского. Его возглавил казак-революционер Т. Беседин. В состав исполкома вошли и горцы – И. Хубиев и Д. Гутякулов.
Исполком объявил атамана Косякина «вне закона» и потребовал организации Советов во всех селениях отдела. Однако главной задачей ввиду предстоящего захвата власти было создание собственных вооруженных сил. Учитывая важное стратегическое расположение Баталпашинского отдела, овладение им было важно и для областных большевиков, которые на тот момент еще не заняли Екатеринодар.
Рассмотрев ситуацию, сложившуюся в отделе, Кубанский облисполком принял решение «за контрреволюционность» изолировать Баталпашинскую «от жизни области» и переименовать отдел в Отрадненский (именно под таким названием он упоминался в советских документах). Кроме того, атаману отдела был предъявлен ультиматум о выдаче убийц А. Макеева трибуналу. Естественно, что атаман совсем не собирался этого делать.
Облисполком предпринял и конкретные действия по созданию военной силы. Ею стал 2-й Кубанский военно-революционный отряд, на нужды которого было выделено 50 тысяч рублей. В ст. Невинномысской был создан Военно-революционный комитет под председательством Г. Пономаренко, который руководил созданием красноармейских отрядов и сведением их в один. Свою лепту в создание отряда внесли и горские революционеры – Д. Гутякулов, Т. Алиев, С. Халилов, А. Дзыба. Тем не менее подавляющее большинство отряда составили представители иногородних, беднейших крестьян. Именно они и составили руководящее ядро. Командиром стал ветеран Первой мировой войны прапорщик Яков Балахонов, комиссаром – бывший рабочий рудника «Эльбрус» Г. Чучулин. К 1 марта 1918 г. (по новому стилю) формирование отряда закончилось. В нем было три тысячи красноармейцев, 12 пушек, 20 станковых и 15 ручных пулеметов.
Жестко подавив казачье восстание, вспыхнувшее в начала марта в оплоте революционных сил – ст. Отрадной, 2-й Кубанский военно-революционный отряд двинулся на Баталпашинскую. Первый крупный бой между советским отрядом и войсками отдела, возглавляемыми атаманом Косякиным, произошел 14 марта близ ногайского аула Мансуровского и ст. Беломечетской. Применение артиллерии и пулеметов помогло красным одержать победу. На следующий день, 15 марта, они атаковали Баталпашинскую и смогли вытеснить противника. Потерпевшие поражение белоказачьи части отступили в верховья Кубани и Зеленчуков, а также на восток отдела. Развивая успех, советский отряд в последующие две недели организовал преследование отступающего противника, захватил станицы по Кубани и Куме, а также предгорные станицы по притокам Большого Зеленчука. Вполне обоснованно опасаясь рецидивов повстанческого движения среди казачества, красноармейцы под страхом трибунала провели обезоруживание станичников. Из числа местной бедноты формировались Советы и местные отряды самообороны.
Таким образом, уже к концу марта 1918 г. на всей территории Баталпашинского отдела власть, хотя бы формально, была в руках революционных сил. Причиной такого быстрого успеха сторонников большевиков было не только и не столько военное превосходство. Дело было в том, что им удалось выдвинуть те лозунги, которые в тех условиях отвечали надеждам и чаяниям большей части населения. Однако мероприятия местных органов Советской власти вскоре вызвали резкий протест со стороны населения, которое уже к лету 1918 г. вновь оказалось на пороге гражданской войны…

Ш. БАТЧАЕВ,
начальник отдела госархива КЧР.

Поделиться
в соцсетях