Золотые руки и золотое сердце Зухры

27 апреля в 10:40
 просмотров

Когда буду большой… Заветные слова, которыми начинаются увлекательные мечты детей, моя героиня – Герой Социалистического Труда Зухра Байрамкулова редко повторяла, потому что жизнь с раннего детства преподала ей суровый урок.
Зухра Байрамкулова родилась в 1940 году в Кисловодске в семье рачительного, добропорядочного крестьянина Абдурахмана. Отец работал в колхозе, числился постоянно в передовиках, мама воспитывала детей. Когда началась война, Абдурахман ушел на фронт одним из первых. В 1941 году годовалая Зухра останется без отца (он погибнет на фронте), а еще через два года и без родины…
Семья фронтовика после депортации попала в село Беловодское Южно-Казахстанской области. Малышка поначалу мало что понимала, но со временем почувствовала тайное неблагополучие в семье. О том, что они сосланные бандиты с Кавказа, ей расскажут в школе, причем не одноклассники, а педагоги… Девочка повзрослела сразу. Она поймет, отчего так часто по ночам плачет мать, она вдруг вспомнит, что мама то и дело тайком перечитывает какую-то бумажку, а затем прячет ее куда подальше, и найдет похоронку…

Когда буду большой… Заветные слова, которыми начинаются увлекательные мечты детей, моя героиня – Герой Социалистического Труда Зухра Байрамкулова редко повторяла, потому что жизнь с раннего детства преподала ей суровый урок.
Зухра Байрамкулова родилась в 1940 году в Кисловодске в семье рачительного, добропорядочного крестьянина Абдурахмана. Отец работал в колхозе, числился постоянно в передовиках, мама воспитывала детей. Когда началась война, Абдурахман ушел на фронт одним из первых. В 1941 году годовалая Зухра останется без отца (он погибнет на фронте), а еще через два года и без родины…
Семья фронтовика после депортации попала в село Беловодское Южно-Казахстанской области. Малышка поначалу мало что понимала, но со временем почувствовала тайное неблагополучие в семье. О том, что они сосланные бандиты с Кавказа, ей расскажут в школе, причем не одноклассники, а педагоги… Девочка повзрослела сразу. Она поймет, отчего так часто по ночам плачет мать, она вдруг вспомнит, что мама то и дело тайком перечитывает какую-то бумажку, а затем прячет ее куда подальше, и найдет похоронку… Отныне после занятий девочка будет бежать на хлопкокомбинат, где работает мама, и помогать ей, будет убираться по дому с необычайным рвением, стирать, готовить. И отчаянно верить, что карачаевский народ будет оправдан рано или поздно и вернется на родной Кавказ, о котором в Беловодском старики могли вспоминать часами со слезами на глазах. И еще верить, что похоронка пришла в их дом по ошибке, и потому, когда они вернутся в Кисловодск, в парке, который был расположен по соседству с их домом, о красоте которого так часто рассказывала мать, словно опушенные серебром, будут стоять ели и сосны, и стоять так тихо, словно боятся растерять хрустальные сережки, а рядом будет стоять отец. Девочка верила, и все тут…
Долгожданное возвращение домой будет не скоро, и Зухра успеет после окончания школы поработать с мамой на хлопкокомбинате.
И вот приснопамятный 1957-й. Словно в тумане промелькнула долгая дорога домой. И вот они величавые горы, сменяющиеся ущельями, а те переходящие в долинах в изумительные водопады. Так жарко дышит весенний майский день, что подорожники, вылезшие кучками из-под земли у железнодорожного вокзала, подставляют листья небу, прося дождичка… Но нет дождя, нету папы и нету дома… В нем живут чужие люди, и освобождать обжитый за четверть века чужой дом они не собираются…
Байрамкуловы осели в Учкекене. Зухра свою трудовую деятельность на родине начинает рабочей в строительном управлении №1 треста «Кавмингорстрой». Работать приходилось много и тяжело, но не это смущало девушку, а то, что коллектив состоял в большинстве своем из мужчин, и мастеров «заливать» в нем хватало, тем более что Зухра была девушка видная, статная, умевшая постоять за себя и за других. И она с благословения матери начинает работать звеньевой полеводческого звена в совхозе «Красновосточный» Малокарачаевского района. Через два года Зухра идет работать на первую молочно-товарную ферму совхоза «Учкекенский». Одним из первых, кто уговорил ее на эту работу и помог впоследствии утвердиться, был директор совхоза Салис Борлаков. О подвигах Салиса Абдуллаевича, гвардии капитана, флагманского стрелка 51-го дальнебомбардировочного полка 48-й авиационной дивизии, на фронтах Великой Отечественной войны, бомбившего с неба танковую колонну врага, помогая окружить армию фельдмаршала Паулюса, ходили легенды, но мало кто знал, каким удивительно порядочным, внимательным, заботливым этот человек сильного характера и огромного ума был в жизни. Начинающая доярка переняла богатейший человеческий и рабочий опыт у своего директора. И не только. Байрамкулова часто перебирала в памяти имена людей, которые встретились ей в жизни и оставили яркий след в ее судьбе. И особняком в этом ряду стояла Хауа Кубанова.
– Хауа была заведующей фермой, – вспоминала Зухра, – но никакого менторства, никакой назидательности по отношению к нам, простым дояркам, просто она жила и работала рядом, показывая пример добросовестного, самоотверженного отношения к порученному делу.
В 60-70-е годы прошлого столетия совхоз «Учкекенский» являлся одним из передовых хозяйств области. И неудивительно, что Зухра очень быстро набралась опыта. Буквально за два-три года она вышла в лидеры не только среди доярок своего совхоза, района и области, но вошла в десятку лучших доярок Ставропольского края. На одном из совещаний по подведению итогов слово взяла заведующая фермой Хауа Кубанова: «Я подумала и решила вызвать свою подругу Зухру Байрамкулову на соревнование». Зухра, естественно, приняла предложение, несмотря на то, что Хауа Хасановна была кавалером орденов Трудового Красного Знамени, «Знак Почета», Ленина. И это был ее путь к славе. Газеты вскоре напишут: «Чтобы увезти молоко, надоенное Байрамкуловой за годы работы дояркой, потребовался бы состав цистерн общей вместимостью в 15000 кубометров… К примеру, в апреле 1971 года она надоила 340 тысяч тонн молока и стала инициатором движения «Пятилетку за четыре года», за три года десятой пятилетки она получила 2271 центнер молока при плане 1527 центнеров и работала уже в счет 1980 года».
Награды не заставили себя ждать. В 1966 году Байрамкулову наградили орденом «Знак Почета», потом орденом Октябрьской революции. В 1974 году на Восьмое марта Салис Борлаков подарит ей золотое кольцо со словами: «Пусть оно украшает твои золотые руки, а золото для твоего золотого сердца еще впереди».
Как в воду глядел Салис Абдуллаевич, скоро Зухра получит самую высокую награду Родины – Золотую Звезду Героя Социалистического Труда из рук первого секретаря крайкома партии Михаила Горбачева. И будет не столько радоваться этому, сколько сокрушаться: почему ей, а не Хауа Хасановне? На что Хауа Хасановна с нескрываемой радостью за подругу ответит: «Мне и ордена Ленина хватило. А ты действительно заслужила эту высокую награду». Не похожих друг на друга ни по внешности, ни по характеру, ни по возрасту, ни по должности, этих двух женщин объединяло многое: в своем деле они были настоящими умелицами, а в жизни крайне порядочными, человечными людьми. Когда Хауа Хасановна, не имеющая собственной семьи, как и Зухра Абдрахмановна, решится построить себе маленький уютный домик, Зухра поддержит ее первой. И первой же придет на помощь, узнав, что, когда Хауа находилась на ферме, неизвестные вынесли из ее строящегося дома все, что могли – батареи, окна, двери, обогреватель…
Как и Хауа Хасановна, Байрамкулова не довольствуется своими личными успехами. Вот выписка из ее партийной характеристики: «Байрамкулова более 25 лет являлась наставником молодежи. Она щедро делилась и передавала свои знания и опыт молодежи, чем снискала глубокое уважение своего коллектива. Подготовила и приобщила к нелегкой профессии более 30 человек. А такие ученицы ее, как Люаза Узденова и Асият Балаева, не отставали от нее и надаивали по 16-17 килограммов от каждой коровы…».
Эталоном гражданского мужества станет деятельность Зухры Байрамкуловой, когда ее изберут депутатом Верховного Совета СССР. Кто-то может сказать, что могла сделать на таком посту малограмотная женщина, но весь вопрос в том, что, чувствуя, что у нее маловато знаний для творческого подхода к делу, Зухра в свое время окончила Первомайский совхоз-техникум, а в свободное от работы время читала много литературы, которая будила ее мысль, чувства, помогала выработке нравственного самосознания. Словом, биография государственного деятеля – а она была не только депутатом Верховного Совета СССР девятого и десятого созывов, но еще делегатом XXIV съезда Коммунистической партии Советского Союза, членом Карачаево-Черкесского обкома и Ставропольского крайкома партии – стала справедливым продолжением ее трудовой деятельности. Можно много рассказать о том, какие документы принимались при участии Зухры Байрамкуловой, как она отстаивала свое мнение, прекрасно понимая, что умение говорить правду – порой не очень благодарное занятие, тут не похвалы, а синяков и шишек можно набить, но она лично гордилась особо тем, что принимала участие в принятии Конституции СССР, и еще тем, что как-то, чем-то может помочь своим землякам, оказываясь неуязвимой для представителей самодовольных местных властей. И помогала чем могла. Опять-таки обо всем не расскажешь, но вот такой характерный случай. Летом 1977 года вышла из берегов после сильного ливня река Эшкакон. Неукротимая и страшная в своем своеволии вода за считаные минуты снесла мост, и микрорайон Калеж оказался отрезанным от райцентра. Когда вода спала, люди, в том числе и школьники, стали переходить ее вброд. О строительстве нового моста не было даже и речи, в казне района не было ни копейки по уверениям властей, а на пороге уже стояла осень с ее занудными, холодными дождями. И опять-таки если бы не активное вмешательство Зухры, которая дошла до обкома, крайкома партии, неизвестно, когда бы был построен мост.
Зухра никогда не имела свободного часа, тем не менее часто наведывалась на ферму, и вот приехала туда в один из зимних дней. Косой лучик света, проникая сквозь узенькое окошко, бледным пятном лежал на чисто выскобленном деревянном полу – сколько по нему было исхожено Зухрой, сколько раз носила по неровным доскам настила ведра с молоком, про которое она всегда говорила: «Наше молоко – сливки!». Все такое знакомое и привычное до боли. В этот день она и узнала о том, что тяжело заболела доярка Чоппалак Узденова, бывшая коллега Байрамкуловой. Чоппалак, оказалось, давно и тяжело болела. Зухра еле сдержала слезы, когда вспомнила, как Чоппалак всегда выручала молодых доярок, беря раздой первотелок на себя. А Зухра не понаслышке знала, что это самая тяжелая работа на ферме, во-первых, первотелки брыкаются, не подпуская к себе доярку, и ненароком могут лягнуть так, что мало не покажется, а во-вторых, для рук это такой труд, что потом боль из них неделями не уходит… Байрамкулова отвезла Чоппалак в краевую больницу и пошла к самым лучшим врачам с просьбой помочь подруге…
До последних дней своей жизни – а ушла она в мир иной 10 апреля 2013 года – она пыталась опекать Хауа Кубанову, но, к счастью, Хауа Хасановна ни в чем не нуждается, потому что ее малыши, так она называла своих младших сестер и брата – Лилю, Аминат и Ахмата, ради которых так и не обзавелась своей собственной семьей, ухаживают за ней, берегут ее как зеницу ока. Мы были в прошлом году у Кубановой в гостях и поразились ее жизнерадостности, ее отменной памяти, тому теплу, с которым она вспоминает свою любимую подругу.
– Когда Зухра стала депутатом Верховного Совета СССР, я сказала сама себе: «Ты должна теперь работать с удвоенной силой, за двоих, чтобы не подвести Зухру, чтобы не подорвать доверие к ней депутатов». А она тем временем беспокоилась обо мне. Да как! Я вечером слушаю передачу по радио о закрытии сессии Верховного Совета СССР. А рано утром бегу на ферму, обрадовать коллектив известием о скором приезде Зухры, захожу в коровник, смотрю, Зухра сидит, коров доит. Оказывается, она ночью вылетела, специально спешила подоить как можно больше коров, чтобы меня порадовать… Вот такое в ней было умение дружить и ценить дружбу…
Пять лет, как нет с нами Зухры Байрамкуловой, живой пример которой живет в народе, не давая прерваться нити добра, благодарности, справедливости, правды, чувства чести и любви к своей Родине… В этом году ей бы исполнилось 78 лет, но, я больше чем уверена, доживи она до ста лет, ее жизненный путь также бы удивлял и восхищал всех…

Аминат ДЖАУБАЕВА
Поделиться
в соцсетях