Легенды старого храма

29 октября в 07:39
22 просмотра

В эти выходные в Черкесске будет широко праздноваться 175-летие церкви Покрова Пресвятой Богородицы, нашей всеми любимой Покровки, старейшего казачьего храма Верхней Кубани… Позвольте, спросит внимательный читатель, интересная получается история, все знают, что церковь значительно старше! И будет совершенно прав. У нашего храма действительно интересная история…
Лично мое знакомство с историей Покровской церкви началось в начале восьмидесятых, когда я, совсем еще пацан, впервые услышал из уст экскурсовода хорошо знакомую всем жителям республики легенду о перенесении в станицу Баталпашинскую казаками Хоперского полка своей церкви, построенной из черного мореного дуба и до этого почти сто лет простоявшей в станице Хопры на Верхнем Дону.

В эти выходные в Черкесске будет широко праздноваться 175-летие церкви Покрова Пресвятой Богородицы, нашей всеми любимой Покровки, старейшего казачьего храма Верхней Кубани… Позвольте, спросит внимательный читатель, интересная получается история, все знают, что церковь значительно старше! И будет совершенно прав. У нашего храма действительно интересная история…
Лично мое знакомство с историей Покровской церкви началось в начале восьмидесятых, когда я, совсем еще пацан, впервые услышал из уст экскурсовода хорошо знакомую всем жителям республики легенду о перенесении в станицу Баталпашинскую казаками Хоперского полка своей церкви, построенной из черного мореного дуба и до этого почти сто лет простоявшей в станице Хопры на Верхнем Дону. Эту красивую легенду я запомнил и впоследствии сам многократно рассказывал ее друзьям и гостям, приезжавшим погостить в нашу республику.
Вернуться к этой теме мне пришлось значительно позже, когда работал в Правительстве республики уполномоченным по связям с религиозными организациями. Мне пришлось принять участие в поисках документов, подтверждающих дату основания знаменитого городского храма. Вот тут-то и выяснилось, что никаких документов нет! То есть были списки церковного актива, описи церковного имущества и т.п., но ни одной бумажки, из которой бы следовало, что храм построен или привезен тогда-то не было – ни в республиканском архиве, ни в церковной канцелярии, ни в делах уполномоченного Совета по делам религии по Карачаево-Черкесской автономной области.
Разговоры с людьми знающими – тогдашним благочинным, настоятелем Покровской церкви Василием Афониным, бывшим уполномоченным по делам религии Николаем Проваторовым результата не дали – легенда есть, документов нет.
Конечно, они были, их просто не могло не быть. Любой, мало-мальски знакомый с приходским бытом, знает, что религиозная организация (не обязательно православная) – сложный бюрократический механизм. Функционал батюшки отнюдь не ограничивается проведением богослужений, совершением треб и принятием исповеди от кающихся грешников. Составление регулярной отчетности, переписка с вышестоящими инстанциями, согласование с архиереем любых «телодвижений» превращает в ад жизнь самого праведного священника.
Так было всегда и везде. Древнейшие источники, по которым мы сегодня изучаем жизнь Шумера и Египта – именно храмовая бухгалтерия. Еще в начале ХХ века церковь выполняла функции сразу нескольких министерств – образования, социальной защиты, здесь вели статистику, регистрировали акты гражданского состояния. За столетия в епархиальных канцеляриях накапливались центнеры документов, поступавших от каждого прихода. В таких условиях могла сгореть сама церковь, могли, в конце концов, расстрелять священника, но уничтожить продукты бюрократической жизнедеятельности было практически невозможно.
Поэтому можно, даже нужно было попытаться поискать в епархиальных архивах, но это было совсем непросто. Церковная юрисдикция Баталпашинской менялась, причем неоднократно. Поэтому, чтобы ознакомиться с документацией, способной пролить свет на происхождение Покровской церкви, нужно было обращаться в архивы Астрахани, Краснодара, Ростова-на-Дону, Ставрополя, Санкт-Петербурга и Москвы. Такой возможности, понятно, не было и в справках приходилось писать: «церковь Покрова Пресвятой Богородицы г. Черкесска построена в 1730 году, подтверждающие документы отсутствуют».
Попадавшие в поле зрения книги и документы ясности не добавляли. Наиболее полно информация, касающаяся Покровки была представлена в двухтомном труде местного краеведа Сергея Твердохлебова «Черкесск: ориентир в океане фактов и событий». Однако после его прочтения вопросы только добавились. Сергей Павлович, изложив знакомую версию о строительстве и переносах Покровской церкви сначала в 1829 году с Хопра в Ставропольскую крепость, а затем в 1831 году, в станицу Баталпашинскую, сообщил, что «в 1843 г. на средства (13 тыс. серебром), собранные добровольно жителями Баталпашинской был построен деревянный собор во имя Николая Чудотворца… Он долго стоял в центре станицы, рядом с Покровской церковью и снесли его отнюдь не большевики. Просто он был заменен Николаевским собором, изготовленным из камня».
Появление в церковной истории Баталпашинки еще одного собора окончательно ставило в тупик. Получалось, в центре станицы полвека бок о бок стояли два действующих деревянных храма, пока не построили каменный собор!? Не логично, да и не удобно… Церковь-призрак сильно напомнила гоголевские сюжеты. Одним словом, фактов не хватало.
И вот, наконец, факты появились. Конечно же, не на пустом месте. В ходе многолетних архивных изысканий, проведенных местными священниками – благочинным Северного округа, настоятелем Покровской церкви Александром Нартовым и священником Никольского собора Александром Гуриным были собраны интересные документы. Нельзя сказать, что все они были обнаружены впервые, о некоторых давно знали краеведы, однако только собранные вместе, эти документы помогли восстановить подлинную историю Покровской церкви. Итак, вот что обнаружили наши исследователи.
Прежде всего, версия о переносе деревянной полковой церкви с Верхнего Дона в Ставропольскую крепость не нашла подтверждения. История строительства города Ставрополя достаточно хорошо задокументирована, но никаких упоминаний о подобных фактах нет. Церкви строились на месте из подручных материалов. А вот из Ставрополя церкви действительно переносились – во вновь создаваемые станицы. Так, в 1817 году отсюда была продана и перевезена в г. Георгиевск Николаевская церковь Таганрогского драгунского полка, а в 1831 году в станицу Карантинную (Суворовскую) была перенесена Казанская церковь, построенная хоперцами из местного дубового и ясеневого леса и впоследствии сгоревшая в 1894 году. Похоже, именно этот сюжет лег в основу легенды о переносе деревянной церкви из Ставрополя в Баталпашинку. Эти факты, кстати, изложены в хорошо известном специалистам и краеведам труде есаула В. Толстова «История Хоперского полка Кубанского казачьего войска. 1696-1896.», изданном в Тифлисе в 1900 году.
История с появлением церкви в Баталпашинке изложена в другом документе – Протоколе станичного сбора от 26 августа 1901 года (здесь и далее все даты даны по старому стилю), хранящемся в госархиве Краснодарского края. Это весьма важный документ, поскольку именно в нем говорится о том, что прибыли сюда казаки под Покров, 1 октября 1825 года, из станиц Ставропольской и Воровсколесской. При расселении воровсколессцы заняли северную часть станицы, ставропольцы – центральную и южную. Здесь же рассказывается о строительстве священником Корнилием Мишляевым Никольского молитвенного дома и последующем строительстве храма, также во имя святителя Николая, освящение которого было произведено в 1843 году.
О важных деталях храмового строительства рассказывают другие, более ранние документы – клировые ведомости (анкеты, ежегодно направлявшиеся в епархию; здесь содержалась информация о самой церкви и духовенстве), а также переписка командира Баталпашинского полка Михаила Канивальского и священника станицы Баталпашинской Диомида Зайцева с архиепископом Новочеркасским и Георгиевским Афанасием. Из этих документов следует, что молитвенный дом был не построен, а перенесен из Воровсколесской в Баталпашинскую. В самой Воровсколесской он был построен в 1808 году. Получается, что легенда о переносе церкви имела еще одно основание. Однако перенос был совершен «самовольно», а потому молитвенный дом долгое время был лишен антиминса (особого покрывала, без которого литургическое богослужение невозможно). Именно это обстоятельство не устраивало ни казаков, ни местное духовенство. Что ж это, в конце концов, за церковь, если в ней Богу молиться нельзя?!
Переписка завершилась получением благословения на сбор средств и строительство новой церкви. То, что построенная в 1843 году церковь является той самой, всем нам хорошо известной Покровкой, видно из описания храма, зафиксированного в клировой ведомости в 1844 году, и из фотографии, сделанной в 1870-е годы. Важно, что в описании указываются ближайшие церкви – Беломечетская и Бекешевская. Так что других церквей в это время в Баталпашинской не было!
В 1876 году статус церкви был повышен до собора. В 1886 году Баталпашинскую посетил епископ Ставропольский и Екатеринодарский Владимир. Основная тема бесед с местными жителями – строительство второго храма, необходимость которого давно назрела. Однако, руки до строительства дошли лишь девять лет спустя. 15 января 1895 года станичный сбор принял решение о строительстве нового собора, 16 апреля был заложен первый камень, а 13 сентября 1901 года каменный Николаевский (да, да именно Николаевский, а не Никольский!) собор был освящен епископом Ставропольским и Екатеринодарским Агафодором. В рассказе о церемонии освящения упоминается осмотр Агафодором старого деревянного храма. «Он небольшой, деревянный, – писали в 1901 году «Ставропольские епархиальные ведомости», – …но до ныне очень крепкий, прочный. Общество предполагает с весны следующего года перенести его на отдаленную южную окраину станицы, для чего уже изысканы и средства в сумме 15 тыс. руб. Из него уже перенесены в новый храм все лучшие украшения и более ценная утварь, да и ремонтирован он давно; а потому производит впечатление квартиры, оставляемой жильцами, уже на половину перебравшимися… Перенесут его на другое место, приведут в порядок, начнется богослужение и бескровной жертвы приношение, – он снова одухотворится, оживится наполняющими прихожанами, обрадованными близостью и доступностью его».
Весной 1902 года старая церковь «с честью и благоговением» была разобрана, перенесена и собрана на том месте, где стоит и поныне. Освящена она была 27 октября 1902 года в честь Покрова Пресвятой Богородицы. Долгое время Покровский храм был приписным к Никольскому собору и не имел своего настоятеля. В 1913 году первым настоятелем самостоятельного прихода был назначен священник Лев Тернов.
Такая вот история. Некоторые, в том числе Сергей Твердохлебов, продолжают настаивать на том, что старая легенда – правда, просто нужные документы пока не найдены. Наверное, для этого у известного краеведа есть веские основания. Другие, напротив, вспоминают свидетельства старых прихожан Покровки, которые рассказывали, что вся эта история была придумана в 1930-е годы, чтобы уберечь любимый храм от сноса. Не знаю, как вам, но мне в глубине души жалко расставаться с красивой, возвышенной легендой. Однако, согласитесь, новая история не менее увлекательна, и, что немаловажно, она подтверждена документально. Впрочем, в какую версию верить, каждый вправе выбирать сам…

При подготовке материала были использованы фотоматериалы и рукопись статьи Александра Нартова «Православная жемчужина города Черкесска: к 175-летию Покровского храма», любезно предоставленные редакции автором.
НА СНИМКАХ: Николаевский храм, фотография сделана в 1870-е годы; Освящение Николаевского собора, 1901 год. Справа – пока еще Никольская церковь; Покровская церковь. Современный вид. Фото А. КАМЫШЕВА.

Евгений КРАТОВ
Поделиться
в соцсетях