Домбайский Хайям

11 января в 05:23
1 просмотр

Каждый раз бывая в Домбае, всегда на своем пути встречаю Альберта Батчаева, старейшего инструктора по туризму, карачаевского поэта, переводчика на родной язык рубаи великого персидского «царя философов Востока и Запада» Омара Хайяма.
Создается впечатление, что Альберт Муссаевич, вечный «дежурный по Домбаю», никогда не выезжал из родного Пихтового мыса, в котором поселился еще в те незапамятные времена, когда в курортном поселке была лишь единственная деревянная гостиница «Солнечная долина».
«А зачем мне эти поездки? Ведь это ко мне, считай, вся республика и весь мир едут! Любого встречу и привечу», – обычно отшучивается этот добродушный горец с сократовским лбом. И он отнюдь не лукавит – двери его жилища – сначала двухкомнатной квартиры в типовой пятиэтажке домбайского микрорайона Пихтовый мыс, гораздо позже – собств. дома, всегда открыты гостю.

Каждый раз бывая в Домбае, всегда на своем пути встречаю Альберта Батчаева, старейшего инструктора по туризму, карачаевского поэта, переводчика на родной язык рубаи великого персидского «царя философов Востока и Запада» Омара Хайяма.
Создается впечатление, что Альберт Муссаевич, вечный «дежурный по Домбаю», никогда не выезжал из родного Пихтового мыса, в котором поселился еще в те незапамятные времена, когда в курортном поселке была лишь единственная деревянная гостиница «Солнечная долина».
«А зачем мне эти поездки? Ведь это ко мне, считай, вся республика и весь мир едут! Любого встречу и привечу», – обычно отшучивается этот добродушный горец с сократовским лбом. И он отнюдь не лукавит – двери его жилища – сначала двухкомнатной квартиры в типовой пятиэтажке домбайского микрорайона Пихтовый мыс, гораздо позже – собственного дома, всегда открыты гостю. А в ближайших планах Альберта Муссаевича – сделать свою личную, довольно обширную библиотеку массовой, чтобы сюда мог заглянуть и турист, и горнолыжник, и журналист в поисках занимательных сюжетов, и прочий люд, оказавшийся в Домбае. Уверена, и любому столичному мэтру от поэзии будет полезна встреча с домбайским собратом по перу, которого вдохновляют на творчество вот эти горы вокруг – легендарная вершина Сулахат, гордый Эрцог, красавица Белалакая… А на днях домбайский Хайям все-таки «вышел в люди», став виновником торжества, которое было организовано в «литературной гостиной» КЧГУ им. У. Алиева.
…В уютном читальном зале университета под чарующее живое звучание скрипки и вторящие ей аккорды концертного рояля царила та самая прелюдия высокой духовности, за которой по сценарию жанра должно последовать соответствующее действо. И когда в зал один за другим входили выдающиеся артисты, поэты и писатели, художники, ученые, журналисты Карачаево-Черкесии, проявившие завидную солидарность в чествовании уважаемого Альберта Муссаевича, чье творчество составляет гордость тюркоязычного мира, оставалось только мысленно им всем поаплодировать… Собственно, как и устроителям этой встречи – директору библиотеки КЧГУ Фатиме Каракетовой и заведующей читальным залом Ларисе Айсандыровой. Кстати, благодаря их поистине творческому тандему, неординарным сценариям, в которые вложены душа, вкус, знание, их «литературные гостиные» всегда собирают аншлаг и становятся настоящим событием в культурной жизни Карачаевска.
…А вот и сам виновник торжества у книжной вы-ставки, посвященной его 80-летнему юбилею, украшением которой стал прекрасный фолиант, напоминающий драгоценный ларец, обрамленный восточным орнаментом, – «Рубайят О. Хайяма». Больше тридцати лет Альберт Батчаев «творил» в себе Хайяма, и он стал для него родным и близким. В итоге тиражом в 500 экземпляров в 1997 году вышло это первое издание переводов рубаи великого персидского поэта и философа на карачаевский язык. Да не где-нибудь, а в Санкт-Петербурге, в чем посодействовали друзья Альберта Муссаевича. Получилось почти по Хайяму: «Я ждал: когда же дружбы плод созреет? Как садовод, привыкший к ожиданью»… И вот он, «плод дружбы»! Несколько этих книг попали в библиотеки Питера и Москвы, Татарстана и Турции. За этим изданием последовали второе и третье, правда, уже поскромнее, которые тем не менее разлетелись в разные концы света. Держава тюркских языков весьма обширна на планете – начиная от карачаево-балкарского и кончая якутским.
Мероприятие открыла директор библиотеки Ф. Каракетова, рассказавшая о главных вехах жизни заслуженного деятеля культуры КЧР, члена Союза писателей России, обладателя ряда авторитетных премий в области литературы и общественной деятельности Альберта Батчаева.
…После окончания филфака КЧГПИ (ныне – КЧГУ) в 1964 году А. Батчаев был направлен по распределению в одну из школ Зеленчукского района, но впоследствии перевелся в Домбай, где возглавил вечернюю школу рабочей молодежи. Тогда в Домбае шла грандиозная всесоюзная стройка, и молодежи нужно было получать среднее образование. Одновременно, став инструктором по туризму, А. Батчаев водил туристов по всем маршрутам, в том числе и знаменитому 43-му – через горные перевалы к Черному морю. Через туристов, приезжавших со всех концов бывшего Союза в Домбай, он познавал мир, расширял кругозор, если учесть, что у каждого человека своя Вселенная. В жизнь его вошли рубаи и газели Омара Хайяма в переводе на русский язык маститых поэтов О. Румера, Г. Плисецкого, А. Кушнера, К. Бальмонта. Став страстным фанатом древнего поэта, домбайский гид-экскурсовод собрал около 100 его книг, в чем ему помогали и туристы. Со всех концов СССР ему шли посылки и бандероли с заветными томиками стихов. С переводом произведений древневосточного поэта на родной язык Альберт Муссаевич не спешил, считая, что, прежде всего, должен хорошо знать все переливы фольклора, его идиом, оборотов. Для этого он встречался с почтенными старцами и народными сказителями Карачая и Балкарии, старательно записывая в блокнот их образную речь, восхищаясь богатством родного языка, делая для себя открытия и сожалея, что «так сегодня в обиходной речи не говорят».
В 1981 году в газете «Ленинни байрагъы» выходят в свет первые рубаи Хайяма в переводе Батчаева, и этот зачин стал для него поистине судьбоносным.
…В читальном зале, где находилась также студенческая молодежь, стояла та тишина, в которой почти всегда происходит озарение души после знакомства с интересной судьбой. Вот он, наглядный пример для самосовершенствования, формирования в себе жизненных ориентиров, терпения, настойчивости. Как сказал все тот же Хайям: «До того, как замрешь на последней меже, в этой жизни подумать успей о душе, ибо там, оказавшись с пустыми руками, ничего наверстать не успеешь уже».
…С деревянной чашей айрана к уважаемому юбиляру с благопожеланиями на родном языке обратился учащийся Тебердинской СОШ № 1 Даут Батчаев. Чаша переходит в руки виновника торжества, который, отпив глоток, передает ее по кругу сидящим в почетном президиуме. И снова звучит музыка, и в союз рояля и скрипки вкрадчиво входит гитара, песни сменяются исполнением стихов Альберта Батчаева, где со своей ролью блестяще справились студенты университета Фатима Азаматова, Бахар Тачмухамедов, Динислам Аджиев, Аминат и Халимат Акбаевы.
В своих выступлениях профессор КЧГУ А. Койчуев, народный художник КЧР, скульптор М. Хабичев, член Союза художников РФ У. Мижев, ученый-геолог профессор А. Тамбиев, члены Союза писателей РФ В. Захаров и А. Акбаев, заслуженный артист РФ Б. Уртенов, поэт и композитор Б. Кечерукова, член Союза журналистов РФ Ш. Тебуев и другие, каждый по-своему давая высокую оценку творчеству Альберта Батчаева, были едины во мнении: переводы Омара Хайяма на карачаево-балкарский язык, осуществленные Альбертом Батчаевым, – это бесценный вклад в культурное наследие Карачаево-Черкесии, мост к взаимопониманию и гармонии в современном мире.

НА СНИМКЕ: Поэт и переводчик Альберт БАТЧАЕВ с чашей айрана.

Людмила ОСАДЧАЯ
Поделиться
в соцсетях