Настоящий полковник

22 ноября в 08:32
20 просмотров

Подчас необъяснимо, что заставляет человека делать свой профессиональный выбор – судьба, знамение, призвание? Но этот выбор оказывается настолько точным, что лишний раз подтверждает банальную аксиому: случайностей в жизни не бывает.
Герой этого очерка – Солтан Муссаевич Кипкеев, полковник МВД, имеет 57 лет общего трудового стажа. 22 ноября он отмечает свое 80-летие, но в это трудно верится, настолько этот подтянутый, стройный человек не вписывается в вереницу стереотипов, касающихся возраста.
Всю жизнь Солтан Муссаевич посвятил службе в пожарной охране. Но обо всем по порядку.
Родился Солтан Кипкеев в селе Маруха Зеленчукского района в 1939 году. Его отец, Мусса Аскербиевич, был родом из Кызыл-Октября. Он работал учителем в Марухе, там же женился на 18-летней Байдымат Каракетовой, оттуда и ушел на фронт в первые дни войны.

Подчас необъяснимо, что заставляет человека делать свой профессиональный выбор – судьба, знамение, призвание? Но этот выбор оказывается настолько точным, что лишний раз подтверждает банальную аксиому: случайностей в жизни не бывает.
Герой этого очерка – Солтан Муссаевич Кипкеев, полковник МВД, имеет 57 лет общего трудового стажа. 22 ноября он отмечает свое 80-летие, но в это трудно верится, настолько этот подтянутый, стройный человек не вписывается в вереницу стереотипов, касающихся возраста.
Всю жизнь Солтан Муссаевич посвятил службе в пожарной охране. Но обо всем по порядку.
Родился Солтан Кипкеев в селе Маруха Зеленчукского района в 1939 году. Его отец, Мусса Аскербиевич, был родом из Кызыл-Октября. Он работал учителем в Марухе, там же женился на 18-летней Байдымат Каракетовой, оттуда и ушел на фронт в первые дни войны. Буквально через несколько месяцев семья получила извещение, что отец пропал без вести.
Беда одна не ходит – в 1943 году их семью переселили в Среднюю Азию вместе со всем карачаевским народом. Дорогу в ссылку Солтан Кипкеев помнит смутно – какие-то грузовые машины, затем товарняк, в котором они ехали, лютый холод… Но четырехлетний ребенок не понимал всей трагедии народа – для него это были просто новые впечатления.
Попали они в Киргизию, в совхоз Джанги-Пахта Кагановичского района (ныне Сокулукский). Им повезло – их семью не расселяли по разным селам и районам. Так что он с мамой, дедушка, бабушка, дядя и три тети остались вместе. Еще два брата матери воевали на фронтах Великой Отечественной, оба вернулись с войны инвалидами.
Солтан Муссаевич рассказывает, как их поместили в одно помещение, где не было ни кроватей, ни лежанок, все спали на полу, на тряпье. Он помнит ужасный климат этой местности: летом – жара, пыль, зимой – морозы до 40 градусов. Птицы падали на лету – он это видел не раз. Помнит, что в пожарной охране работал его дядя: в совхозе была своя пожарная команда на лошадях, причем животные были очень умные – приученные. Как только звенел пожарный колокол, они подлетали к подводе с бочками с водой, вытягивали шеи, мол, запрягайте.
Но самое сильное воспоминание детства – постоянный непроходящий голод: ни разу он не чувствовал, что не хочет есть.
В школу Солтан Кипкеев пошел поздно – ему шел уже девятый год. А все потому, что нечего было надевать. Да и когда пошел, одежда состояла из всякого рванья.
Его дед шил чарыки из кожи. По правилам чарыки шьют из хорошо высушенной дубленой кожи, набивают мягкой соломой – никакая зима не страшна. А в ссылке в силу ряда причин обрабатывать кожу не получалось – приходилось шить из сырой. В слякоть эта обувь расползалась, ноги промерзали до костей.
Несмотря на все трудности, Солтан учился на отлично, десятый класс окончил уже в Марухе в 1957 году, когда карачаевцы вернулись на историческую родину.
После школы он год проработал при построенной в Марухе ГЭС – была такая маленькая электростанция. Немного заработал, и сам, 18-летний юноша, построил небольшой домик. Этот домик стоит до сих пор.
Мама его после гибели мужа замуж больше не выходила – всю себя отдала воспитанию сына. Но у нее обнаружили тяжелую болезнь – порок сердца. Поэтому с деньгами всегда было туго…
У него просто не было других вариантов – надо было идти учиться, чтобы быть на полном гособеспечении, ведь больная мать не смогла бы ему помочь. Вариантов было два – или военное училище, или училище МВД. Он выбрал Ленинградское высшее военно-морское училище имени Дзержинского, но так вышло, что опоздал на экзамен. И тогда райком комсомола предложил Солтану Кипкееву поступить в пожарно-техническое училище во Львове. Впрочем, это не единственное образование Солтана Муссаевича – за спиной у него еще шесть лет заочного обучения в Московском институте пожарной безопасности МВД, сейчас он называется академией МЧС.
А тогда, по окончании Львовского училища в 1962 году, Кипкеев был направлен в Хабезский район пожарным инспектором. В его задачи входило обследование объектов народного хозяйства и предупреждение пожаров.
Пожары, однако, случались, например, в детском саду аула Кош-Хабль в 1967 году. Работники детского сада сами лезли в огонь, думая, что там остались дети, и тогда из огня приходилось вытаскивать и воспитателей, и нянечек.
– В те годы у людей была большая ответственность – они и не думали о том, что рискуют своей жизнью. – Об ответственности Солтан Муссаевич говорит постоянно – видно, что это для него константа. – Но обошлось без человеческих жертв, да и здание спасли.
Еще он вспомнил большой пожар в совхозе «Эльбурганский»: горели склады, а в них чего только не было – и зерно, и запчасти, и мебель, и многое другое.
Самый драматичный случай его работы в Хабезе – когда горела животноводческая ферма и погибло около 120 коров… Люди, пытаясь спасти их, сами чуть не погибли.
В Хабезе Кипкеев не только проработал 8 лет, но и встретил свою суженую – черкешенку Майю Кармокову. У них родилось трое детей: сначала сын Вячеслав, потом двойня – сын Руслан и дочь Радима. Сейчас у всех детей свои семьи, так что у Кипкеевых 4 внука и 1 правнук. А когда собираются вместе – сплошной интернационал: карачаевцы, черкесы, русские, ногайцы, чеченцы.
К слову, Вячеслав пошел по линии отца – работал в пожарной безопасности, он уже пенсионер, его сын Радмир тоже продолжил династию – учится в пожарно-техническом институте и работает в пожарной охране в Ставрополе, женат, имеет сына 4 лет. Младший сын, Руслан, работает с отцом в Центре гражданской защиты.
Солтана Кипкеева после службы в Хабезе перевели в областное управление МВД в отдел пожарной охраны – сначала старшим инспектором, потом начальником пожарной части химобъединения, потом – начальником республиканской противопожарной службы…
Где бы он ни работал,  везде требовал строгого соблюдения правил пожарной безопасности для различных категорий помещений, зданий, сооружений.
– Зачастую в помещениях, офисах, зданиях пожары случаются из-за старой электропроводки. Зданию может быть несколько десятков лет, электропроводку по тем временам проложили соответствующую, рассчитанную на определенную нагрузку на сеть. Но сегодня эта нагрузка увеличилась в разы в связи с использованием множества электроприборов, и старая электропроводка эту нагрузку не выдерживает. Надо максимально обезопасить себя, прежде чем забивать помещение техникой…
Выйдя на пенсию, Солтан Муссаевич два года посидел дома, а затем его заела тоска, и он снова вышел на работу.
Солтан Муссаевич является заместителем директора Центра гражданской защиты и начальником учебной части. Работу свою знает, любит и ценит. Когда выдаются длинные выходные или праздники, очень скучает по работе.
Но и дома дел хватает. У них с супругой большой участок земли – с огородом и садом. Супруги Кипкеевы любят возиться в саду – у них около 20 деревьев, а на огороде они выращивают растения более 50 наименований.
Конечно, с годами лишения, перенесенные в детстве, сказываются на здоровье, но он по-прежнему подтянут, строен и улыбчив. Встреть его на улице, я бы приняла его за киноактера. Хотя – нет. Ну, вот смотришь на этого подтянутого, с военной выправкой человека и сразу понимаешь: настоящий полковник!

Шахриза БОГАТЫРЕВА
Поделиться
в соцсетях