«Миллионы» Зуры Растовой

28 ноября в 09:48
1 просмотр

Написать о Зуре Бекировне нас попросила ее дочь Марина. Она позвонила по телефону аж из Санкт-Петербурга, где живет и работает: «Мама – ветеран труда, отличник народного просвещения, более полувека проработала учителем в Старо-Кувинской школе, родила девять детей… 27 ноября ей исполняется 90 лет».
Не откликнуться на такую просьбу было невозможно. И вот мы в гостях у Зуры Бекировны в небольшой уютной квартире в центре Черкесска, где она сегодня живет с внучкой Диной. Дина – большая умница. Окончила медколледж, получила высшее психологическое и юридическое образование, интересная, самодостаточная личность. Если же повести разговор обо всех отпрысках Зуры Бекировны, уверена, он получится очень долгий. Дети – это ведь главное богатство женщины. Неслучайно, достав из шкафа объемную музык. шкатулку – подарок старшей дочери Марии, где она хранит свои медали материнства и два ордена «Материнская слава», Зура Бекировна с улыбкой говорит: «Вот мои миллионы»…

Написать о Зуре Бекировне нас попросила ее дочь Марина. Она позвонила по телефону аж из Санкт-Петербурга, где живет и работает: «Мама – ветеран труда, отличник народного просвещения, более полувека проработала учителем в Старо-Кувинской школе, родила девять детей… 27 ноября ей исполняется 90 лет».
Не откликнуться на такую просьбу было невозможно. И вот мы в гостях у Зуры Бекировны в небольшой уютной квартире в центре Черкесска, где она сегодня живет с внучкой Диной. Дина – большая умница. Окончила медколледж, получила высшее психологическое и юридическое образование, интересная, самодостаточная личность. Если же повести разговор обо всех отпрысках Зуры Бекировны, уверена, он получится очень долгий. Дети – это ведь главное богатство женщины. Неслучайно, достав из шкафа объемную музыкальную шкатулку – подарок старшей дочери Марии, где она хранит свои медали материнства и два ордена «Материнская слава», Зура Бекировна с улыбкой говорит: «Вот мои миллионы»…
Детей в ее жизни всегда было много. Она родилась в 1929 году в большой многодетной семье Абидат и Бекира Маматовых. Мама Зуры, потерявшая мужа еще до войны (он был арестован в 1933 году, и несколько лет, проведенных в ссылках, подорвали здоровье и силы Бекира), одна поднимала не только своих четверых малышей, но и двоих детей мужа от первого брака и дочь своего рано умершего деверя, щедро даря им тепло своей души.
В характере Зуры всегда было не отставать от тех, кто рядом, а потому девочка хвостиком увивалась за старшими детьми. Она частенько сбегала к ним на занятия из садика, а когда малышке исполнилось шесть, мама упросила учителя, чтобы он разрешил Зуре ходить вместе со старшими на уроки и сидеть за партой. Каково же было удивление учителя, когда месяца через два он обнаружил, что неофициальная ученица читает лучше остальных в классе. Так Зура стала первоклассницей. А в тринадцать, окончив семилетку, поступила вместе со старшей сестрой Маржанат в Черкесское педучилище.
Вместе с Маматовыми в тот год студентами этого училища стали еще шесть выпускников Старо-Кувинской школы, и все – в память о горячо любимом первом учителе, погибшем на фронте.
Время было военное, и учиться было чрезвычайно трудно. Голод, холод, нехватка всего и вся, вплоть до письменных принадлежностей… Зура Бекировна до сих пор с содроганием вспоминает общежитие на ул. Пушкинской, где они жили, – большую казарму с выбитыми окнами, которые ребята заложили камнями и замазали глиной, чтобы было потеплее… Домой до Старо-Кувинска добирались пешком, через Адыге-Хабль, преодолевая путь в тридцать пять километров…
А в 16 лет Зура пришла учительствовать в родную Старо-Кувинскую школу. Ей сразу дали четвертый класс, от которого только что отказалась учительница. «Несносные» четвероклассники были чуть-чуть моложе Зуры. Но это не испугало юную выпускницу педучилища. И сегодня она готова часами рассказывать о своих «первых детях», которых полюбила тогда всем сердцем. Дети ответили ей взаимностью…
Собственно, нелюбимых детей у Зуры Бекировны за все 54 года работы в Старо-Кувинской школе (15 выпусков!) никогда не было! Она вкладывала в них столько душевных сил, что до сих пор каждого помнит поименно. Мальчишки и девчонки, чувствовавшие в строгой, но справедливой учительнице любовь и заботу, обожали ее. А родители мечтали, чтобы их чадо попало в первый класс именно к Зуре Бекировне, потому что знали: отстающих учеников у нее нет, она любого научит читать, писать, решать задачи. И, к слову, на родительских собраниях эта учительница никогда не ругала детей.
– А зачем? – говорит Зура Бекировна. – Зачем кого-то унижать, обижать? Если у меня были какие-то вопросы по тем или иным ученикам, я их обсуждала наедине с их родителями…
Для нее никогда не было мелочей, потому что она всегда считала, что учитель – это не просто преподаватель, но и воспитатель. И воспитывала детей даже своим внешним обликом. Стройная, подтянутая, она неизменно одевалась строго и лаконично: белый верх, темный низ. И когда однажды кто-то из учителей спросил, неужели ей не хочется одеться нарядно, к примеру в цветастое платье, Зура Бекировна ответила:
– Если дети будут отвлекаться на мое платье, цветы считать, они не успеют усвоить урок…
– Мама и дома всегда одевалась просто: тот же светлый верх, темный низ, – рассказывает ее дочь Мария. – И обязательно белый передник, причем не абы какой, а накрахмаленный. Мама всегда во всем любила порядок.
В доме – чистота и уют, на огороде – ни одной лишней травинки, в коровнике (а корову она доила всегда лично сама) – также порядок. И это при том что дома детей – мал мала меньше…
Замуж Зура вышла рано – в 1947-м. Давний поклонник украл ее и привез к себе домой, вот она и осталась. Родилась дочка Мария. Однако совместная жизнь молодой пары не заладилась… Вместе с дочкой Зура вернулась к маме. А потом в ее жизни появился Давлет Растов. Участник войны, дошедший до Берлина, вернувшийся с фронта с медалями и орденами на груди, он покорил сердце Зуры и стал ее «второй половинкой» на всю оставшуюся жизнь. Человек удивительно доброй души Давлет Азамат-Гиреевич стал не только замечательным мужем для Зуры, но и настоящим любящим отцом для Марии. А вскоре семья Растовых начала расти. Нателла, Рауф, Роза, Рамазан, Радима, Марина, Мурат, Казбек – рождение каждого ребенка было большой радостью. Но и забот, трудностей прибавлялось…
Как ни крутилась Зура Бекировна все успеть, за всем уследить, не все, увы, в наших силах. Пережив смерть двухлетней Нателлы (когда девочка затемпературила, фельдшер успокаивала: «Это зубки лезут», а у малышки развилась пневмония…), с незаживающей раной в сердце она стала еще более внимательна к мелочам. И, кажется, все дети были под ее надежным крылом. Да, она была строга, она не зацеловывала их, никогда не сюсюкала с ними. Приласкаешь одного – другие обидятся: «Нас любят меньше». Она старалась никого не выделять, потому что каждый ей был дорог. И каждого могла наказать, если провинился. Каждый был со своим характером. Да еще с каким!
Вот старшенькая, Мария. Наказала Зура Бекировна дочку в первом классе за то, что та в школе ее мамой называет, так Мария ее с тех пор только Зурой Бекировной и зовет, хотя прошло уже сколько лет… И ведь любит Мария маму очень сильно. Неслучайно, оканчивая в Черкесске музучилище, на госэкзамен выучила с оркестром «Полонез» Огинского – любимое мамино произведение. Мама, услышав его, сидела в зале и… плакала.
А Мурат… Взял и подложил в портфель учительнице, которую дети в школе не любили, ужа. Выискался защитник справедливости… Шуму было… Товарищ Мурата на себя вину взял, но Зуру Бекировну разве проведешь. Все она узнала – глядя ей в глаза, никто в школе не мог солгать. Мальчику тому спасибо сказала, а Мурата наказала – если уж сделал такое, имей смелость за это отвечать.
И так день за днем, день за днем… Радости, огорчения, домашние хлопоты, школьные проблемы… К тому же Растовы затеялись дом строить. Давлет, работавший директором маслосырзавода в Эрсаконе, был честным, порядочным человеком, потому из маленького саманного домика в новый большой кирпичный дом семья переехала только через десять лет после начала строительства…
Гром грянул, когда его никто не ждал, в 1980-м. В результате несчастного случая погиб младшенький, Казбек. Ему было всего тринадцать лет…
Как выдержало новую потерю сердце матери, трудно сказать. Никому не измерить этой боли, и не дай Бог кому-то изведать подобное…
А жизнь продолжалась… Повырастали, вылетели из родительского гнезда дети. Мария после окончания музучилища посвятила жизнь работе в сфере культуры. Рауф, окончив с отличием медучилище и получив высшее философское и юридическое образование, живет и работает в Санкт-Петербурге. Роза по окончании Ставропольского культпросветучилища работала худруком в Старо-Кувинском ДК. К сожалению, ее не стало в тридцать шесть лет – остановилось сердце… Рамазан, отучившись в автодорожном техникуме, работал на заводе РТИ. Радима пошла по стопам матери – окончив педучилище в Черкесске, трудится до сих пор учителем начальных классов в СОШ а. Псаучье-Дахе. Марина, выпускница Пятигорского института иностранных языков, некоторое время преподавала немецкий язык в училище в г. Гусеве, затем стала частным предпринимателем. Мурат также окончил автодорожный техникум, сейчас занят в строительном бизнесе в Санкт-Петербурге.
Все дети Зуры Бекировны стали достойными людьми и очень дружны между собой: и в радости, и в горе они всегда вместе, помогают друг другу в любых жизненных ситуациях. Все обзавелись семьями. Жаль, нет уже сегодня Давлета Азамат-Гиреевича. Он бы радовался вместе со своей Зурой одиннадцати внукам, десяти правнукам. «В феврале, – говорит Зура Бекировна – на свет должен появиться одиннадцатый правнук – внук Мурата».
– Раньше, – смеется Мария, – перед сном мама всегда нас считала. Чтобы убедиться, что все дома, все в порядке. Теперь у нее – целый список: кто где из внуков и правнуков…
И этот список у нее в шкафу, куда кому-либо еще залезать строго запрещено. В этом шкафу вся жизнь Зуры Бекировны – альбомы с фотографиями, папки с многочисленными почетными грамотами, шкатулка с наградами, любимые книги-словари с потертыми страницами, Коран, который она прочитала уже более десятка раз (выйдя на заслуженный отдых, Зура Бекировна изучила арабский язык и читает Коран как на арабском, так и на русском).
В свои девяносто эта удивительная женщина легко разгадывает кроссворды, может сыграть на национальной гармонике (сама научилась), управлялась бы и на кухне, если бы дети и внуки позволяли. Она ведь всегда вкусно готовила, особенно либжу с пастой. 25 минут – и блюдо готово! А еще она очень скучает по Старо-Кувинску, откуда по настоянию детей переехала в начале двухтысячных в Черкесск. Здесь, в городе, вроде бы все удобства, но все – чужое. И помидоры пахнут не так, и огурцы, и нет тех яблонь «белый налив», с которых они раздавали людям яблоки ведрами.
Именно раздавали. Я не оговорилась. Потому что раздавать Зура Бекировна – мастер. Она всегда любила накрывать для гостей щедрые столы, дарить людям разные вещи. Да что там вещи, если она душу по крупицам раздавала людям!
Как же быстро летят годы… Зура Бекировна задумчиво смотрит вдаль. Что ей видится в эти мгновения? Просторный дом в Старо-Кувинске, наполненный родными детскими голосами? Школа под горой, которой она жила более полувека? А может, бескрайние поля, на которых она спозаранку пропалывала свеклу (практически все учителя в те времена брали и обрабатывали в местном хозяйстве по 2-3 гектара, а в характере Зуры Бекировны – не отставать!), чтобы затем еще успеть дать детям интересные уроки? А может, собственный огород, на котором что только не росло, и детвора, чтобы приучалась к труду, пропалывала рядки в соответствии со своим возрастом: первокласснику – один рядок, второкласснику – два?..
Да, вырастить, воспитать детей – большой труд. Но она, говорит Зура Бекировна, не уставала. Дети – это ведь такое счастье!

Татьяна ИВАНОВА
Поделиться
в соцсетях