«Шампанское в горах никто не отменял…»

30 декабря в 09:04
4 просмотра

У каждого из нас есть свои знаковые места, имена, и больше чем уверена, что для многих и многих – это величественный Домбай, который в последнее время запестрел такими названиями гостиниц, отелей, ресторанов, что впору за голову хвататься: «Сулахат», «Орион», «Эльбрус», «Снежный барс», «Снежная королева», «Шале», «Альпен Хаус», «Голд Стар», «Меридиан», «Горский дом», «Снежинка» (более 80 наименований»), и порою не знаешь, какому отелю, гостинице отдать предпочтение. Но точно знаешь, что довольно часто за яркими огнями и модными слоганами скрывается полуправда или даже нечто противоположное обещанному, результатом чего бывает кратковременный или нерегулярный наплыв туристов и…сокрушит. удар по имиджу.

У каждого из нас есть свои знаковые места, имена, и больше чем уверена, что для многих и многих – это величественный Домбай, который в последнее время запестрел такими названиями гостиниц, отелей, ресторанов, что впору за голову хвататься: «Сулахат», «Орион», «Эльбрус», «Снежный барс», «Снежная королева», «Шале», «Альпен Хаус», «Голд Стар», «Меридиан», «Горский дом», «Снежинка» (более 80 наименований»), и порою не знаешь, какому отелю, гостинице отдать предпочтение. Но точно знаешь, что довольно часто за яркими огнями и модными слоганами скрывается полуправда или даже нечто противоположное обещанному, результатом чего бывает кратковременный или нерегулярный наплыв туристов и…сокрушительный удар по имиджу. Но я не об этом. О другом. Есть, есть в этом звездно-снежном ряду гостиница с простым, донельзя бесхитростным названием «Тарелка», «биографии» которой позавидовал бы любой гостиничный комплекс, ибо история ее возникновения навсегда занесена на скрижали не только нашей республики, но и всего Северного Кавказа…
История «Тарелки» началась в далеком 1969 году, то есть ровно полвека назад. Тем летом президент Финляндии Урхо Кекконен вместе с председателем Совета министров СССР Алексеем Косыгиным, который, кстати, очень любил Кисловодск, а конкретно санаторий «Красные камни», где из года в год отдыхал в одном и том же номере 27 на втором этаже, и Домбай, совершили переход через Кавказский хребет. Домбай так потряс высокопоставленного финна, что он решил сделать ему, в свою очередь, не менее потрясный подарок – дом «Футуро», детище финского архитектора Матти Сууронена.
Чем начинается и заканчивается космический полет? «Взлетом и посадкой», – скажет каждый. Доподлинно сказать, в какой именно день 1976 года дом «Футуро», похожий на неопознанный летающий объект, а именно сплюснутый шар восьмиметрового диаметра, в высоту превышающий четыре метра, с железными ножками приземлился на склоне горы Мусса-Ачитара на высоте 2250 метров над уровнем моря, мало кто сможет, а вот то, что «Тарелка» распахнула свои двери в не менее далеком 1979 году, знают все. И народ повалил в нее валом, несмотря на то, что вместительность гостиницы небольшая – всего восемь человек. Люди бронировали места со всех концов страны, дожидались очередей, коротая время в других гостиницах Домбая, лишь бы провести хотя бы одну ночь в диковинной тарелке…
Обтекаемый домик на ножках так прекрасно, так живописно вписался в горный ландшафт Домбая, что тотчас стал брендом курортного поселка, сфотографироваться на его фоне стало делом чести для каждого туриста.
В канун 40-летнего юбилея «Тарелки» решила наведаться туда и я. Снега не сказать навалом, но полно в отличие от Эльбруса, склоны которого, обметенные ветром и подсушенные солнцем, на минувшей неделе занялись нешуточным пожаром. В «Тарелке» пусто, как в танке. Последними приготовлениями – тщательным, придирчивым осмотром всего и вся – занимается лишь один хозяин Халит Абазалиев.
– Все должно быть в идеальном порядке для гостей, которых мы ожидаем со дня на день. Еще летом забронировали нашу гостиницу на Новый год ребята-лыжники из Якутии, – рассказывает  Халит Абазалиев, любезно согласившийся показать мне гостиницу изнутри.
Я только переступила порог заведения, как мне тут же пришли в голову строки незабвенного Юрия Визбора, воспевшего Домбай, как никто другой. Вспомните его знаменитый «Домбайский вальс», написанный им в 1961 году в альплагере «Алибек»: «В простых вещах покой ищи, пускай тебе приснится окно в ночи, огонь в печи и милая девица». Здесь все производит «космическое» впечатление: люк с трапом в качестве входа и выхода, окна, как иллюминаторы, кухня, как отсек космического корабля, и даже кажется, что ты ощущаешь мелкую вибрацию «тарелки», напоминающую нетерпеливую дрожь скаковой лошади на старте, ожидающей только сигнала, чтобы рвануть вперед… Но тебя тут же заземляет «огонь в печи» – зажженный камин, подсвечник на столе, гитара на стене…
Со священной осторожностью заходим в покои «мадам спален», все просто: двухъярусные кровати, застеленные  домоткаными пледами в радующую глаз полосочку. «Вставайте, граф, рассвет уже полощется!» не получится, все очень просто, опрятно, но оттого и более романтично.  Есть душевая, туалет, комната для медперсонала.
– Наша газета уже писала о том, что в ноябре 2016 года «Тарелка» была транспортирована на другое место, что новым местом ее прописки стала четвертая очередь канатной дороги. Это порядка 2700 метров над уровнем моря. Захотелось повыше взобраться?
– Нет, необходимость переехать возникла в связи со строительством новой горнолыжной трассы. Хотели как лучше, а получилось… еще лучше. Откинешь трап, а в шаговой, в прямом смысле этого слова, доступности от тебя два роскошных кафе «Поднебесье» и «Айсберг», так что можешь не заморачиваться приготовлением завтраков и ужинов.
– Обед-то куда дели?
– Открою вам маленький секрет. В нашей «Тарелке» селятся самые фанатичные спортсмены типа знаменитого сноубордиста Антона Бухарова из Новосибирска, для которого чем больше разнообразного рельефа, тем лучше, самые отъявленные лыжники, которые с почерневшими лицами гоняют по трассе весь световой день, так что обед не про них. Конечно же, были и такие люди, которых привлекала, скажем, в девяностые (я именно тогда приобрел «Тарелку»), в двухтысячные возможность просто встать утром, не торопясь выпить чашечку кофе, сойти с трапа и кайфануть оттого, что ты на третьей очереди подъемника, в то время как внизу все толкутся у фуникулера или в  нескончаемой очереди на подъемники. Чувствуете разницу?
– Знаменитые люди жалуют вас?
– Сказать, селятся, не могу, но визит наносят непременно, причем, в сопровождении наших именитых земляков. К примеру, в мою бытность отобедали в нашем незатейливом кафе Валерий Меладзе, Владимир Винокур, Лев Лещенко, Григорий Лепс, Александр Малинин…
– Хотите, я продолжу этот список. В 1997 году, когда на Домбае проходил кинофестиваль, который освещали мы с фотокорром Павлом Манташьяном, нам довелось быть свидетелями того, с каким восторгом и неподдельным восхищением спускались по трапу «Тарелки» Георгий Жженов, Сергей Жигунов, Вера Глаголева, Зинаида Кириенко, Михаил Козаков, Светлана Светличная и многие-многие другие… Я даже помню, как Георгий Жженов, оглядев гостиницу снаружи, чуть задумчиво сказал: «Представляю себе такую картину: чем хуже погода на Мусса-Ачитара, тем веселее, видимо, атмосфера в этом космическом домике».
– Я этого не слышал, но скажу вам так: не проходят мимо нашего заведения знаменитые спортсмены, большие ученые, власть предержащие.  Очень часто, когда гора тонет в тумане и никому не простит ни пижонства, ни излишней самоуверенности, а бугель так заносит снегом, что его и не видно, и лыжники, и  туристы, естественно, чуть-чуть умеряют свой пыл, инструктора частенько собираются в «Тарелке» и обязательно вспоминают ушедших друзей, поют под гитару: «Вот уходит наше время, вот редеет наше племя, время кружится над всеми легкомысленно, как снег…», «И живут в сердцах у нас товарищи, те, кто больше не увидит гор…» Да-да, это визборовские песни. Он, рассказывают бывалые инструктора, частенько останавливался в «Тарелке»…
– А как встречают в «Тарелке» Новый год?
– Чисто по-мужски.
– Не поняла.
– А что тут непонятного? Звонки домой с поздравлениями. Шашлыки под навесом на улице. Шум, гам, потому что многие туристы мечтают встретить Новый год на горе, хотя именно на ней праздничную минуту перехода из одного года в другой немудрено и пропустить из-за оглушительной стрельбы.
– Стреляют?
– А шампанское в горах никто не отменял…

Аминат ДЖАУБАЕВА
Поделиться
в соцсетях