Зов земли

17 января в 10:33
7 просмотров

Судьба не обделила Марьят славой, уважением народа. А порой она поднимала так высоко, что даже самой страшновато становилось – а не слишком ли высоко забралась ты, аульская девчонка? Доводилось ей и десятки раз участвовать в представительных форумах среди глав государств, вращаться в высших эшелонах власти СССР, колесить в составе почетных делегаций по стране, много раз посещать павильоны ВДНХ, опять же в качестве знаковой персоны…
Но Марьят Черкесовой, полному кавалеру орденов Трудовой славы, удостоенной также ордена «Знак Почета», бывшему депутату Верховного Совета РСФСР, Ставропольского краевого, Карачаево-Черкесского областного советов депутатов, на склоне лет чаще вспоминаются не все эти почести, а осеннее поле, убаюканное лучами солнца, и бескрайние картофельные ряды, которым она отдала 40 лет жизни. Здесь, в поле, она словно очищалась от всех сует и подчинялась зову земли – кормилицы, как и её подруги по звену, которым она руководила: Аминат Даурова, Раиса Каргаева, Фердаус Лиева, Мария Дышекова…

Судьба не обделила Марьят славой, уважением народа. А порой она поднимала так высоко, что даже самой страшновато становилось – а не слишком ли высоко забралась ты, аульская девчонка? Доводилось ей и десятки раз участвовать в представительных форумах среди глав государств, вращаться в высших эшелонах власти СССР, колесить в составе почетных делегаций по стране, много раз посещать павильоны ВДНХ, опять же в качестве знаковой персоны…
Но Марьят Черкесовой, полному кавалеру орденов Трудовой славы, удостоенной также ордена «Знак Почета», бывшему депутату Верховного Совета РСФСР, Ставропольского краевого, Карачаево-Черкесского областного советов депутатов, на склоне лет чаще вспоминаются не все эти почести, а осеннее поле, убаюканное лучами солнца, и бескрайние картофельные ряды, которым она отдала 40 лет жизни. Здесь, в поле, она словно очищалась от всех сует и подчинялась зову земли – кормилицы, как и её подруги по звену, которым она руководила: Аминат Даурова, Раиса Каргаева, Фердаус Лиева, Мария Дышекова…
Случилось так, что в далёком уже 1995 году я приехала в совхоз «Хабезский», которым руководил такой же орденоносец Каншао Арашуков, и мы поехали на поле к лучшей звеньевой картофелеводов М. Черкесовой. Она вышла нам навстречу, и в обеих её руках еле умещались три огромные картофелины, взятые с лунки наугад. Потом уже дома, сварив несколько картофелин с поля Марьят, смаковала их вкус – рассыпчатые, ароматные, сытные, на все 100 процентов оправдывающие своё предназначение «второго хлеба». И как же часто в наши дни, срезав во время очистки половину товарной на вид картофелины, купленной на рынке «от товаропроизводителя», в сердцах бросаешь кухонный нож, а продукт – в мусорную корзину… Что ж, во времена таких картофелеводов, как Черкесова, в нашем словарном запасе не было даже такого понятия, как пестициды или генно-модифицированные овощи и фрукты. Ведь на поля вывозили перегной с ферм и кошар, которых в передовых совхозах было в избытке, а не травили землю химикатами.
Марьят Черкесова, чьё 75-летие в минувшем году торжественно отметили в Хабезском районе, и по сей день помнит все сорта картофеля, которые высаживали в бытность ее работы в совхозе: «гатчинский», «лорх», «красная роза», «темп»…
Мы с М. Черкесовой перебираем её архив с фотографиями и многочисленными газетными очерками о ней – «Ленинское знамя», «Ставропольская правда», центральные газеты… А вот немецкая газета «Нойес Дойчланд», где на первой странице руководитель ГДР Эрих Хонеккер с улыбкой пожимает руку девушке-черкешенке в скромном платочке. Рядом – Хорст Зондерман. Сегодня уже мало кто помнит и знает этих политических лидеров из дружественной тогда ГДР. Снимок сделан в перерывах между заседаниями на ХХVII съезде КПСС.
– Где я только не побывала в 70-80 годы! – вспоминает Марьят Инусовна. – Тогда ведь с героями труда как носились! Съезды, симпозиумы, поездки по стране – часто всё это отрывало от работы, порой даже уставала от этой круговерти и шумихи.
Что ж, в годы «брежневского застоя» местные власти особенно носились с имиджем «женщины-горянки» и везде, где это было возможно, выпячивали это: вот, мол, что дала Советская власть женщинам гор! Марият Черкесова к этой роли подходила: потомственная крестьянка, звеньевая передового звена, милая, скромная девушка, почему бы ею не украсить президиум, не избрать делегатом, депутатом и т.д. Но если по большому счёту, в те годы в этих порывах партии и правительства поднять престиж рядового рабочего человека не было ничего карикатурного. Да и народ верил своим избранникам. Это теперь мы, наглядевшись на телеэкранах и в соцсетях на депутатов всех мастей, стали более скептичными в определении их роли в жизни страны.
– На колхозное поле я пришла в 1958 году после окончания 7-го класса, – вспоминает Марьят. – Семья у нас была многодетная. Надо было помогать родителям. Среди восьмерых братьев и сестёр я была четвёртым ребёнком. Моим наставником стал известный в те годы полевод Гали Юсуфович Арашуков, орденоносец, уважаемый в народе человек. Это он научил меня и моих девчат правильно полоть картофель, рассаду овощную сажать, урожаев высоких добиваться. Взял меня под своё крыло и Каншао Арашуков. В годы его хозяйствования наш совхоз гремел на всю Карачаево-Черкесию и Ставропольский край. На базе совхоза «Хабезский» проходили семинары по растениеводству, животноводству, слёты краевых и областных ученических бригад, для которых был построен прекрасный культ-стан с жилыми домиками, столовой, передвижной киноустановкой.
Мне понятно, почему она подробно остановилась на ученических бригадах. Дело в том, что М. Черкесова четверть века была наставницей этого движения в Хабезском районе, благодаря чему агропромышленный комплекс пополнялся толковыми специалистами сельского хозяйства, с детства приученными к труду, умеющими водить трактора и комбайны, разбирающимися в премудростях агротехники.
Свою первую медаль «За трудовую доблесть» М. Черкесова получила в 20 лет, когда её звено на площади в 300 га вырастило гигантский урожай картофеля – 45 тысяч центнеров! Сегодня все эти цифры, переведённые в центнеры, гектары или надои молока «от каждой фуражной коровы», ничего не говорят современному человеку, ещё не переступившему сорокалетний рубеж. Но в эпоху моей героини в эти показатели люди вкладывали душу, устремления, огромные физические силы.
– Добрым словом мне хочется вспомнить и секретаря парткома С.Даурова, а также председателя профкома, бывшего лётчика, офицера запаса М. Койчева. Благодаря им я выбилась в люди. В совхозе вступила в комсомол, потом в партию, окончила вечернюю школу, получила образование в техникуме. Самый мой рекордный урожай был, когда звено собрало по 250-260 центнеров картофеля с гектара. Горько сознавать, что всё это осталось в прошлом…Не о прошедшей молодости и утраченной силе я горюю, а о том, как изменилось отношение людей к земле, качеству выращенных продуктов. Уже в конце 90-х, в последние годы деятельности совхоза «Хабезский», в хозяйстве был освоен гребневый метод посадки картофеля, при котором влага в почве задерживалась надолго. Собирали урожай в два-три прохода, т.е. копки. Допустим, с первого раза собрали 170 центнеров с гектара, а после второго прохода количество собранного увеличивалось ещё центнеров на 15-20. Сохранить выращенное, собрать картофель по максимуму – таков был стиль работы совхоза.
…Герои застойного времени… Труд и жизни советских людей будто канули в бездну с развалом социалистической системы. Другому времени теперь воздано по заслугам. Всё, что смогла «урвать» от государства за свои заслуги эта славная труженица, так это квартиру, да и то после вмешательства нашей газеты. Именно такие, как Марьят, себя не жалели – кто в поле, кто в шахте, кто у станка. Вот и Марьят Черкесова в 1998 году во время уборки картофеля получила тяжёлую травму бедра, славная труженица, дорогой наш человек, трудившаяся не на страх, а на совесть. Просто она не могла жить иначе.
Всё было в судьбе Марьят Черкесовой: и почёт, и уважение, и жизненные невзгоды. С мужем, Петром Хамитовичем Хамуковым, она прожила недолго. Их пути разошлись, когда их дочь Жанна была совсем крошкой. А потом его не стало… Дочка росла самостоятельной, прилежно училась в школе, её воспитывали самоотверженный труд и авторитет мамы. И, наверное, для многих читающих эти строки станет приятным открытием то, что Жанна Хамукова, которую знают в республике от Хабеза до Учкулана, от Псыжа до ногайских аулов и казачьих станиц, – дочь знаменитой Марьят Черкесовой. Что ж, своими человеческими качествами, стремлением служить обществу Жанна Хамукова, заслуженный экономист КЧР, начальник отдела межрайонной инспекции налоговой службы, пошла в свою маму. В течение последних 10 лет она в свободное от работы время проводит колоссальную работу по поиску и исследованию, восстановлению судеб военнослужащих, без вести пропавших на фронтах Великой Отечественной войны. А всё началось с того, что однажды в новостях она услышала информацию о поручениях и приказе Президента РФ Министерству обороны о создании обобщённого компьютерного банка данных, в котором должны содержаться сведения о защитниках Родины, которые погибли или пропали без вести в годы войны. Так появился военно-мемориальный центр Вооружённых Сил РФ, который представляет собой глобальную справочную систему, доступную людям. И на сегодняшний день благодаря кропотливой работе Ж. Хамуковой, разработавшей свой метод поисков, восстановлены фронтовые судьбы более 6000 солдат и офицеров, из которых более 3000 были нашими земляками.
Мы тепло простились с Марьят Инусовной на пороге её уютной квартиры, где она живёт вместе с дочерью Жанной. И за эти часы, проведённые с нею за беседой, я ещё раз убедилась, что на таких праведниках, как она, всегда держался мир.

НА СНИМКАХ: Звеньевая картофелеводов, «звезда

полей» Хабезского района Марьят ЧЕРКЕСОВА.

Людмила ОСАДЧАЯ
Поделиться
в соцсетях