День республики № 39-40 от 21.03.2020

«В этой жизни прекрасна сама эта жизнь…»

24 марта в 10:38
3 просмотра

21 марта – Всемирный день поэзии. А потому – самое время почитать стихи. Сегодня гость нашей рубрики – член Союза писателей РФ, член Ассоциации писателей Абхазии, народный поэт КЧР Али Ионов.

Кстати, Али Кмельевич по профессии строитель и всю жизнь до выхода на заслуженный отдых работал в строительной отрасли. А поэзией он увлекся в подростковом возрасте. Сначала сочинял песни под гитару, затем стали приходить стихи, к которым он уже и не подбирал музыку… Они приходили, и он писал, не слишком серьезно воспринимая наведывающуюся к нему Музу. Но однажды Али прочитал свои стихи маститым абазинским поэтам П. Цекову и К. Джегутанову, и они, к удивлению Ионова, порекомендовали ему напечататься. Дебют состоялся в 1981 году в газете «Коммунизм алашара», когда автору было уже 38 лет.

С тех пор прошло почти четыре десятилетия. Для Ионова это были годы творческих поисков и находок, годы огромной работы по самообразованию, когда были перелопачены и изучены горы литературы по поэтике, основам стихосложения, годы оттачивания поэтического мастерства… И сегодня Али Ионов – автор четырех поэтических сборников, его стихи можно увидеть в различных коллективных сборниках. Большой популярностью пользуются песни на стихи Ионова, к примеру «Бабацауа». А еще Али Кмельевич известен как поэт-переводчик. Им переведены на абазинский язык сказки Пушкина, Ершова…

Али ИОНОВ

ЕСЛИ Б СПРОСИЛИ МЕНЯ, КАК ПОЭТА
Если б спросили меня, как поэта:
«Кто не достоин ни солнца, ни света?»,
Я бы ответил: «Да будет однажды
Предан забвению взяточник каждый!»
Если б спросили: «Для падших уроком
Что бы назвал ты позорным пороком?»,
Я бы ответил: «Мужчине, бесспорно,
Женщину бить, как бесчестье, позорно;
Смертный позор – это мать свою бросить,
Сникшую в старости, помощь коль просит,
Верность предать и отцовскому дому,
Не поклоняться отцу, как святому».

Если б спросили: «Какая заслуга
Тех, кто в сраженьях сразили друг друга?»,
Я б отвечал, что подобен собаке
Тот, начинающий ссоры и драки.
Если б спросили: «Что скажешь о силе
Тех, кто вершит над народом насилье?»,
Я б отвечал: «С древних лет и доныне
Всякий тиран как паук в паутине».
Если б спросили: «Народ вымирает.
Разве такое на свете бывает?»,
Я бы ответил: «Такое бывало –
Начисто градом поля выбивало,
Засухи, войны, косили болезни,
Слезы изгнанников, скорбные песни…
Памятью предков я помню, я знаю,
Будто старинную книгу листаю».
Если б спросили: «Все стало на место.
Зреет пшеница, смеется невеста…
Что бы тебя опечалило снова?»
– Жизнь без любви, безответное слово.
Если б спросили… А если не спросят?
Если же песнью пропеть не попросят?
Сам запою. Буду славить от века
Мужество, память, любовь человека,
Мир без насилья, лжи и обмана,
Реки и горы, простор океана,
Хлебные нивы, зарю на рассвете…
Все, что прекрасного есть на планете!

СОН О СМЕРТИ
Что я знал, человек, о добре или зле,
Испытавши и холод, и зной?
Только снится – хоронят меня на Земле,
А душа остаётся со мной.
Собираются толпы, текут, как ручьи,
Попрощаться со мною спешат.
И рабочие руки – мои и ничьи –
На груди неподвижно лежат.
Шепчет голос незримый:
«Не плачь, не жалей:
Ты теперь знаменит и богат.
Посмотри, для тебя возведён Мавзолей –
Тадж-Махала он краше стократ;
И гробница сияет, как в небе луна,
Как алмазные россыпи звёзд,
И стоит над тобой во весь рост тишина,
И Кавказский хребет во весь рост».
Шепчет голос незримый:
«Вот добрая весть:
Ты страдал – утешенье дано,
Был ты беден – отныне богатства не счесть,
И навеки пребудет оно».
И во сне в честь меня, слышу, пушки палят.
Залп. И дрогнули веки. И вот –
Вижу – горы родные безмолвно стоят
И зарёй заалел небосвод.
Вместо пышной гробницы – мой маленький дом.
Из самана лепил его сам,
Чтоб подруге моей было радостно в нём,
Чтобы детским звенеть голосам.
Неужели его поменять бы я смог
На загробную роскошь и честь?
А умру – сотвори меня, ласковый Бог,
Снова прежним, таким, какой есть.
Дай мне голую степь – я звезду положу
В изголовье, в туман завернусь.
Счастлив тем, что я воздухом этим дышу,
На земле этой вечной тружусь.
Я курган отодвину плечом: не гордись,
Ты на княжеском прахе возник.
В этой жизни прекрасна сама эта жизнь,
Каждый день, каждый час, каждый миг.

ЗАВЕЩАНИЕ МУДРЕЦА
На вершинах Кавказа не тают снега.
И не знает Кавказ, что проходят века.
Только жизнь человека мгновенна, как миг.
Жил когда-то в горах мудрый горец-старик.
Не копил он богатств. Только посох в руке.
Он в дорогу всегда уходил налегке.
Знал он жизнь и людей.
Шёл он к людям с добром.
И звенела его седина серебром.
Между тем осуждали его и кляли:
«Нет ни стада овец у него, ни земли.
Что оставит в наследство такой человек?
Только горные кряжи, да ветер, да снег».
Вот и кончилось время, пора умирать,
Свою душу в дорогу пора собирать.
И пока не погас свет последнего дня,
Говорит он наследнику: «Слушай меня,
Покидаю я мир и о том не грущу.
Утешительных слов у тебя не ищу.
Кто прожил свою жизнь, тот уходит навек.
На могилу мою утром выпадет снег.
Нет земельных наделов и сотен рабов.
Для себя только сам был трудиться готов.
Из богатств у меня только верный мой конь,
Только мирный очаг, где пылает огонь.
Дом мой вовсе на царский дворец не похож,
Но прохожий любой – гостем в дом этот вхож.
Что понравится гостю – неси со двора,
Потому нет ни золота, ни серебра.
Молод ты, добр и смел – что тебе горсть монет?
Я в наследство тебе оставляю весь свет.
И душой возносясь в неземные края,
Оставляю тебе свою заповедь я:
Тот, кто будет, как лист, пред тобою дрожать,
Тот слабее тебя, и не смей обижать.
Между сильным и слабым доверья союз,
Кто нарушит его, тот презренней, чем трус.
Но и с ровней своей ты вражды не води,
Неизвестно, что будет ещё впереди.
Силой меряться можно, но только без злобы,
Если силой равны, то погибнете оба.
Драка с сильным позорную гибель сулит,
Сколько ни возносил бы ты к небу молитв.
Бог не внемлет тому, кто безумец, слепец,
Кто в гордыни своей свой торопит конец.
И поэтому в мире и дружбе живи.
Нет прекраснее жизни и краше земли.
Не врага, а союзника надо найти,
И зажжётся любовь, будто солнце в груди.
Если кто-то тебя не захочет понять
И, как друга, тебя не захочет обнять,
Если ссору начнёт, честь задета твоя –
Честь дороже, чем жизнь, – говорю тебе я».
Ночь упала с небес, ничего не видать.
Если жил хорошо, то легко умирать.
И собрался народ проводить мудреца.
То не колокол бил, то стучали сердца.
Сколько было любви, сколько пролитых слёз…
Эту заповедь каждый с собою унёс.
И с поры той далёкой слова мудреца
В каждом доме слышны. Жизнь не знает конца.
От отца к сыновьям по наследству идут,
И заучивать их не считают за труд.
Оттого сыновья и добры, и смелы,
И орлиное сердце им дали орлы.
Мудрость горскую, стойкость и верность сердец
Нам, потомкам, в наследство оставил мудрец.

Татьяна ИВАНОВА
Поделиться
в соцсетях
Али Ионов КЧР литература Литературная суббота народный поэт стихи