У памятника герою

24 июня в 04:57
2 просмотра

В последние  годы жизни Герой Советского Союза, гвардии полковник Александр Борисович Козаев писал мемуары о славном боевом пути Краснознаменной Таманской дивизии, председателем совета ветеранов которой являлся. Книгу «Навечно в памяти народной» он писал со своим однополчанином, бывшим начальником разведки. В. Шпилевским, но в заготовке было еще немало творческих задумок и идей, которые особенно удачно воплощались в тиши родного села Коста Хетагурова. В Москве от одного упоминания о нем на душе становилось светло, ведь там – его корни. Стоит закрыть глаза, и в ушах начинают звучать голоса людей, видится речка детства Шоана, где купался с ребятами до синевы, бабушка, которая месит тесто для пирогов, а когда она на ночь рассказывала сказку, мир наполнялся волшебством, и он с замиранием сердца ловил каждое ее слово…

Обычно он наведывался к младшей сестре Тамаре в ее скромный уютный домик, где его всегда с нетерпением ждали. Нагруженный столичными гостинцами, Александр Борисович уже с порога с жадностью впитывал в себя полузабытые запахи: аромат осетинских пирогов с множеством начинок, лущеной кукурузы, баганы (домашнего пива) – непременного атрибута семейных торжеств и фамильных праздников. 

В последние  годы жизни Герой Советского Союза, гвардии полковник Александр Борисович Козаев писал мемуары о славном боевом пути Краснознаменной Таманской дивизии, председателем совета ветеранов которой являлся. Книгу «Навечно в памяти народной» он писал со своим однополчанином, бывшим начальником разведки. В. Шпилевским, но в заготовке было еще немало творческих задумок и идей, которые особенно удачно воплощались в тиши родного села Коста Хетагурова. В Москве от одного упоминания о нем на душе становилось светло, ведь там – его корни. Стоит закрыть глаза, и в ушах начинают звучать голоса людей, видится речка детства Шоана, где купался с ребятами до синевы, бабушка, которая месит тесто для пирогов, а когда она на ночь рассказывала сказку, мир наполнялся волшебством, и он с замиранием сердца ловил каждое ее слово…

Обычно он наведывался к младшей сестре Тамаре в ее скромный уютный домик, где его всегда с нетерпением ждали. Нагруженный столичными гостинцами, Александр Борисович уже с порога с жадностью впитывал в себя полузабытые запахи: аромат осетинских пирогов с множеством начинок, лущеной кукурузы, баганы (домашнего пива) – непременного атрибута семейных торжеств и фамильных праздников. У Козаевых фамильный праздник приходился на июнь. И как всегда в этот день по обычаю накрывались щедрые столы, за которые мог сесть каждый – будь-то близкий родственник, сосед или случайный попутчик… Обнявшись с сестрой и обменявшись с ней приветствиями, он долго вглядывался в черты ее лица, находя в нем незримые черты их матери. И не было, наверное, у него ничего прекраснее на свете этих моментов. Картинки детства, их ассоциации всегда оставались у него в закоулках памяти даже на фронте, когда «до смерти – четыре шага»…
Родился Александр Козаев в 1919 году в селе, которое в ту пору носило название Георгиевско-Осетинское. Ему было 10 лет, когда началась коллективизация.
Александр Борисович помнил, с каким энтузиазмом отец и его односельчане обобществляли крестьянский инвентарь, скот, строили коровники и кошары на плато Кумыш-Баши. Жизнь в селе в те времена была наполнена и насыщена энергетикой эпохи: организовывались ликбезы, художественная самодеятельность, избы-читальни. С огромным успехом при большом стечении народа, – пришли и соседи из поселка Новый Карачай, – прошел спектакль «Чермен» по произведению Коста Хетагурова. Как искренне разыгрывали эту бессмертную драму сельские артисты на наспех сколоченной сцене, как им сопереживали зрители, а все это происходило…в большом сарае, оборудованном под клуб…
Подлинный подвижник и патриот, А. Козаев никогда не упускал возможности встретиться с молодежью родного села, и его воспоминания о былом и пережитом, отеческие наказы и напутствия всегда находили живой отклик в душах. Ведь с ними говорил Герой, чьи подвиги на фронте для костахетагуровцев стали хрестоматийными. Он умел перекидывать мостик между прошлым и настоящим, всегда подчеркивая, что в родном селе исстари сельская жизнь строилась на энтузиазме простых людей: – табунщиков и земледельцев, животноводов и мастеровых людей – кузнецов, плотников, каменщиков, пчеловодов. К примеру, еще до возникновения колхозов у сельчан возникла идея поставить в центре села памятник Ленину. И когда было объявлено о сборе средств, первым подал пример известный на селе… скупердяй, отваливший 75 целковых. По тем временам это были «бешеные» деньги, если за 20 рублей можно было купить корову, за три – барана. Кстати, этот памятник вождю был первым в селах Ставрополья. В период оккупации, а фашисты хозяйничали в селе полгода, памятник был взорван.
Встречаясь с молодежью, А. Козаев откровенно говорил о том, что волнует ветеранов Великой Отечественной – жесткая ориентация обывателей на обогащение. За раз, за сезон. Ему, как и его ровесникам, выходцам из неторопливого, не знавшего роскоши прошлого, это претило и вызывало тревогу. Ведь никто в их молодые годы не становился миллионером за два-три года. Солидный достаток, если и был, имел пристойный, скромный вид, не мозолил глаза… Как-то во время одной из встреч с молодежью ему задали вопрос: «Есть мнение, что стать по-настоящему деловым человеком можно лишь тогда, когда не заботишься об эмоциях и нужно жить по законам разумного эгоизма. Что вы думаете по этому поводу?»
Старый солдат, прошедший горнило войны, которому доводилось в окопе делить один сухарь на двоих, видеть гибель товарищей, ползти по минному полю, при этом постоянно преодолевая чувство самосохранения, ответил: «Если человек разумно культивирует свой эгоизм, рано или поздно это отразится на нем самом. Его эгоизм пересечется с эгоизмом другого человека. И очень часто, желая себе выгоды, оттесняя других, люди теряли очень многое. Каждый человек обязан сделать в жизни что-то не для себя, оставить хороший след…»
Александр Козаев, ведя большую воспитательную работу среди молодежи, был далек от демагогии. По местам боевого пути Таманской дивизии он с однополчанами организовал 670 музеев боевой славы, направлял работу красных следопытов, которые вели поиски без вести пропавших фронтовиков Великой Отечественной, организовывали экспедиции.
О годах войны Александр Борисович рассказывал скупо, хвалиться боевыми подвигами не любил. А ведь он был истинным героем, чью грудь украшали Золотая звезда и целый «иконостас» боевых наград. Ему сейчас исполнилось бы 95 лет. Из жизни он ушел в 1994 году, о чем свидетельствует надпись на постаменте его бюста, установленном на могиле. А. Козаев, как он и завещал, похоронен в центре родного села на Аллее Героев. К сожалению, уже нет и его сестры Тамары Борисовны, чей дом находится через дорогу. Она часто приходила сюда и подолгу стояла у последнего приюта любимого брата. Давно уже нет на свете и Аси Григорьевны, жены Александра Козаева, ушла из жизни и их дочь Галина. Сын Козаевых, Владимир, по завету отца не забывает родственников, шлет им весточки, наведывается на могилу отца. И, наверное, в эти минуты перед ним ярко предстает военная судьба Александра Борисовича, не раз описанная в книгах мемуаров его односельчан, газетных публикациях.
…Александр Козаев до службы в армии окончил 7 классов, кооперативную школу, Сухумский субтропический техникум. Потом было Орджоникидзевское пехотное училище, которое он окончил в 1939 году. Великую Отечественную встретил в войсках противовоздушной обороны в Киеве. Боевое крещение получил у окруженной врагом Одессы. Рота лейтенанта Козаева тогда сбила два и подбила три вражеских самолета, уничтожила 350 фашистов. В боях за освобождение Северного Кавказа механизированный отряд Козаева взял в плен более 300 вражеских солдат и офицеров, уничтожил свыше 10 немецких гарнизонов, спас от угона в рабство и истребления тысячи советских людей, отбил 250 голов крупного рогатого скота. В марте 1945 года 25-летний майор Козаев был назначен командиром стрелкового полка.
«Майор Козаев прибыл в ваше распоряжение», – доложил он своему новому начальнику, командиру гвардейской дивизии генерал-майору Максимовичу.
Генерал вгляделся в лицо прибывшего. Молод для командира полка. Но – семь боевых орденов! Слава завидная. Воюет четвертый год. На Северном Кавказе, говорят, города брал. Не закружилась ли голова от успехов? Похоже, нет. Держит себя с достоинством. Говорят, не выносит брани, – осадил командующего армией, когда тот ни с того, ни с сего обругал…
– Садитесь, – прервал затянувшееся молчание генерал. – Примите 1-й Севастопольский гвардейский полк. Задача заключается в следующем…
Талант майора Козаева как командира полка проявился при разгроме немецких войск на Земландском полуострове, северо-западнее Кенигсберга. Представляя его к званию Героя Советского Союза через месяц после того, как он принял полк, генерал Максимович неоднократно подчеркнул его умение малыми силами наносить большие потери противнику».
(В.Нежинский, «Звезды Героев»)
После войны А. Козаев окончил военную академию имени Фрунзе, командовал отдельными частями, служил начальником штаба соединения, участник парада Победы 1945 года, Герой Советского Союза Александр Борисович с женой Асей Григорьевной прожили счастливую жизнь. Их «военно-полевой роман» (они встретились на фронте, и это уже другая история, достойная светлой повести или кинофильма) супруги Козаевы пронесли через всю жизнь. Они вырастили сына и дочь, которые создали прекрасные семьи… Есть лепта А. Козаева и в организации музея боевой славы в родной Коста-Хетагуровской школе, которому он передал немало экспонатов. Он также был частым гостем в школах и ПТУ Черкесска и Зеленчукского района. Большая дружба связывала его с местным писателем фронтовиком Валентином Нежинским.
…Я подхожу к могиле героя. Кругом первозданная сельская тишина, нарушаемая лишь щебетом птиц и шумом листвы, – время для размышлений, воспоминаний, раздумий, переоценки ценностей. Именно в такие минуты высвечивается неповторимость и одноразовость жизни, о чем мы забываем в суете и сутолоке буден. У памятников героям эти мысли становятся особенно пронзительными и осветляют душу…

НА СНИМКЕ: Герой Советского Союза Александр КОЗАЕВ.

Людмила ОСАДЧАЯ
Поделиться
в соцсетях