«Это, прежде всего, для нас самих!»

8 мая в 10:34
6 просмотров
1 комментарий

Окончание. Начало здесь.

16 марта. «Кладбище Керепеши в Будапеште – уникальный музей под открытым небом. Это место и без нынешней эпидемии вируса не слыло особой популярностью среди туристов, а в тот день мы и вовсе остались чуть ли не единственными живыми на его большой территории. Один на один с собой, своими мыслями и скорбными каменными лицами, подернутыми патиной и мхом, смотрящими сквозь тебя из глубины веков.

Вот могила известного венгерского доктора Земмельвейса, который в середине 19 века заметил, что смертность рожениц от послеродовой горячки снижается в 10 раз, если акушеры будут мыть руки (актуально, правда?!). Его гениальная в своей простоте идея была встречена градом негодования и критики. Он был признан сумасшедшим, насильно помещён в психиатрическую клинику, где был не единожды избит. Доктора кормили слабительным, обливали холодной водой и держали в тёмной комнате. Спустя две недели врач, посоветовавший коллегам мыть руки, скончался.

Керепеши хранит в себе еще много удивительных тайн, трагических судеб, элитных надгробий. Но все равно, выйдя за его пределы, мы вздохнули с облегчением».

17 марта. «The doors are closed… С сегодняшнего дня все продуктовые рынки, магазины, бары и рестораны в Будапеште будут работать до 15.00. Это особое распоряжение в связи с коронавирусом. Туристов на улицах становится все меньше, а людей в масках – больше. Уже с пару дней никто не орёт песни под нашим окном. Ночная туса в Эржебетвароше сошла на нет.

18 марта. «Будапешт не паникует, но мандражирует. Полки полные, за день прогулок видели только одну женщину, которая несла кипы туалетной бумаги. Зашли на почту, чтобы купить марок – все работники сидят в масках. Одна проорала нам что-то по-венгерски. Потом выяснилось, что в почтовое отделение можно заходить только по одному.

В нашей гостинице – анархия. Смены администраторов сокращены, ночью и утром никого из них нет. Полетим обратно – просто оставим ключи на ресепшене.

В этом отпуске я намыла руки больше, чем за весь 31 год своей жизни. Каждое прикосновение к чему-то инородному – мытье рук и дезинфекция».

20 марта. «Ура! Мы в России. Второй день на карантине. Самоизолировались втроем. Отпуск продолжается! У нас частный дом с банькой, милейшим котиком Кузьмой и полным холодильником еды (спасибо близким и друзьям, завезли вчера гуманитарную помощь). А ещё мы можем выходить на участок подышать воздухом.

Вчера приходил участковый врач, а сегодня у нас будут брать анализ крови. Про экспресс-тест на СOVID-19 не знаю. Возможно, его делают тем, у кого есть симптомы простуды».

21 марта. «Многие пишут, звонят, спрашивают, переживают и поддерживают, поэтому отвечу сразу на все вопросы.

Что такое наш карантин? Честно, мы сами ещё не поняли. Мы заперты на одной территории на 14 дней. По сути, все зависит только от нашей сознательности. А мы за короткое время стали очень сознательными. Мы сидим здесь, потому что любим наших близких, думаем о близких других людей. Потому что лучше перестраховаться!

Как нам передают продукты? С энтузиазмом. Понятно, что близким людям хочется очень сильно нас обнять, но мы не даёмся. У нас есть буферная зона – гараж, где нам оставляют пакеты с вещами и едой. Никаких прикосновений!

Чем мы занимаемся? Исключительно трудотерапией. Вчера Тата и Серёжа весь день хозяйничали в огороде. А я готовила обед и ужин. Отличное распределение обязанностей. А вечером совместные просмотры фильмов, чтение книг, домино и банька.

Как мы себя чувствуем? Хорошо. Никаких признаков простуды у нас нет. Температуру меряем – в норме.

Зачем я выкладываю в Инстаграм всю эту информацию? Потому что это хоть какая-то, но связь с социумом. Имейте в виду, что мы не ездим сейчас в общественном транспорте, не стоим в очередях в «Пятерочке», наше положение безопаснее, чем ваше. Берегите себя!

Кто-то считает, что у нас тут кайф: сидим и балдеем. Обращаюсь сейчас к таким людям: 11 марта мы вылетали из другой России, а вернулись в панику, массовую скупку «Зевы» и гречи, в доллар за 80 рублей. Щипали себя, проверяли, что это не сон, – не помогает. В Венгрии нам пришлось очень понервничать, когда одна за другой стали закрываться границы соседних стран, когда мы могли просто не вылететь домой. Морально нам было очень непросто. Поэтому не завидуйте! Мы бы с удовольствием вышли на работу, нам, черт возьми, тоже нужны деньги».

24 марта. «Просматривая фотографии, предаюсь воспоминаниям о недавней поездке в Будапешт. Божественно красивый город! Закрываю глаза, и мои ноги все ещё ходят по его брусчатке… А пока наша самоизоляция продолжается. День шестой.

Вчера к нам пришла врач. Ещё раз спросила, откуда мы вернулись и нужен ли нам больничный. Сказала, что тест на коронавирус будут брать на десятый день».

27 марта. «Самоизоляция. День очередной… Сегодня у нас троих взяли мазки из носа и глотки на вирус. Врач перед этим позвонила, предупредила: «Дома будьте!» Видимо, были уже случаи, что кого-то не заставали на месте. Результат «экспресс-теста» будет готов через три дня. А ещё второй день подряд нам звонят из департамента здравоохранения, интересуются нашим здоровьем. Сидеть взаперти надоело, но мы сидим».

31 марта. «Самоизоляция. День 14-й. Завтра мы, по сути, должны выйти «на волю». Но! Результаты наших экспресс-тестов на коронавирус до сих пор неизвестны. А прошло уже 4 дня с тех пор, как у нас взяли мазки из горла и носа. В поликлинике не говорят ничего вразумительного. Горячая линия департамента здравоохранения уже не работает. Да и до этого нас оттуда отсылали в поликлинику. Замкнутый круг!

И что теперь делать?! Выходить на улицу, садиться в общественный транспорт и ехать в поликлинику за больничными, а потом домой – к родным? А ещё – погулять, сходить в супермаркет, мы же так соскучились по улице и людям (надеюсь, вы понимаете, что это сарказм). Скрипя зубами, сидим дальше».

1 апреля. «Обычно все дни нашего вынужденного карантина начинались со звонка из департамента. На 15-й день мой телефон ближе к обеду радостно завибрировал. Звонила сама главный врач нашей поликлиники. Сообщила, что пришли результаты наших тестов на COVID-19 и они отрицательны (надеюсь, это не первоапрельская шутка).

Честно говоря, мы об этом давно догадывались – если бы тесты показали «плюс», у нашей калитки давно бы стояли люди в костюмах химзащиты и нас всех увезли бы в больницу на изоляцию. Но, несмотря на очевидные логические догадки, мы оставались дома!

Главврач поблагодарила нас за ответственность и сознательность и, можно сказать, официально разрешила нам выйти за пределы дома и участка. Мы собрались и разъехались по домам.

Конечно, люди вправе нас ругать за то, что мы, сами того не желая, подвергли себя риску, поехав в Европу. И мы уже тысячу раз сами об этом подумали с сожалением. Но где эти люди были во время всеобщей самоизоляции? Придерживаются ли ее правил? Соблюдают ли дистанцию в магазинах, не ходят ли по гостям и не ведут прежний образ жизни? Я лично видела из окна множество примеров обратного.

Мы, я, Тата и Сергей, сделали все, что могли, для того, чтобы не заболеть в Будапеште и обезопасить всех, когда вернулись. И до сих пор, с момента окончания нашего 14-дневного карантина, мы продолжаем сидеть дома. Просто потому, что надо! И просидим столько, сколько потребуется. И вы тоже будьте сознательны. Здесь и сейчас!»

Вот такая трансформация произошла в сознании этих ребят, которые попали практически в гущу событий, где все разворачивалось как в драматическом сценарии фильма-катастрофы. Не зря многие сейчас говорят, что такими, как прежде, мы уже никогда не будем. Неужели мы тоже хотим увидеть все своими глазами? Или лучше не стоит?

Подытожить хочу предупреждением Виталия Гусарова, главврача стационара НМЦХ им. Пирогова, сражающегося с коронавирусом на «передовой». Говоря об «отрицателях», которые не верят в серьезность ситуации и продолжают нарушать режим самоизоляции, он вспоминает панику в глазах таких людей, когда они попадают в больницу с симптомами ОРВИ и сталкиваются там с действительно тяжелыми пациентами.

«Понимаете, здесь это ощущается острее. Они могли вчера все это отрицать, а толку? И мне хочется попросить этих отрицателей все равно сидеть дома. Если этого не делать, здравоохранение захлебнется. Мы не сможем оказывать медицинскую помощь всем нуждающимся, если из-за отрицателей и нарушителей карантина поток будет расти. У нас просто не хватит специалистов», – говорит врач.

И тогда, добавляет Гусаров, люди должны быть готовыми к тому, что их будет интубировать травматолог или патологоанатом. И, возможно, это будет последняя манипуляция в их жизни!

А значит, сидим дома!

Лариса НИКОЛАЕВА
Поделиться
в соцсетях
история из жизни коронавирус мнение профилактика путешествия режим самоизоляции социальная поддержка тест на коронавирус