День республики № 51 от 12.05.2022

Талантливый в каждом мазке кисти

В этом году художнику Хаджи-Мекеру Хамитовичу Чомаеву исполнилось бы 90 лет

13 мая в 14:52
1 просмотр
Художник Мекер Чомаев
Художник Мекер Чомаев

Он родился в мае 1932 года в селе Учкекен, но подростковый период и юность его пришлись на депортацию…

– Я начал помнить себя очень рано – лет с шести, – говорил о себе Мекер (так называли его друзья), – я бы сказал, даже еще раньше, да боюсь, не примешиваются ли к моим воспоминаниям слышанные в детстве рассказы. Например, мама часто говорила о том, что в детстве я без устали лепил разные фигурки из глины, потом стал разрисовывать древесным углем стены дома разными живописными легендами – горы, скалы, лошади…

Окончив в Азии среднюю школу, Мекер поступил в художественное училище г. Фрунзе, откуда по совету педагога, известного художника Михалева перевелся в Ростовское художественное училище им. Грекова. Дипломная работа Мекера «Борьба» (многофигурная композиция, изображающая азиатскую борьбу, то есть перетягивание каната верхом на лошадях) привела в восторг всех преподавателей, присутствовавших на защите, и они на выпускном вечере в 1961 году предрекли начинающему чуткому, одаренному ощущением правды и колористическим богатством художнику большое будущее…

Через несколько лет в Ставропольской картинной галерее под названием «Наш современник» состоится выставка картин Чомаева, и она будет иметь такой успех, что организаторы выставки невольно заинтересуются и многими другими художниками Карачаево-Черкесии и их работами…

Дальше – больше. Живописные полотна Чомаева выставляются в картинных галереях Краснодара, Ростова-на-Дону, Москвы, в Турции, Иордании. К слову, картину «Къалеж» на одной из таких выставок приобретет король Иордании, попутно отдав дань восхищения еще двум картинам Мекера – «Тамада» и «Портрет старика».

Говорят, новизна имеет обыкновение появляться с той стороны, откуда ее не ждешь. В 60-70 годы прошлого столетия Мекер отправляется в Учкуланское ущелье погостить у друзей, и там его было не оторвать от этюдника. Там рождаются картины «Осень», «Хурзук», «Чабанский стан», «Бийчесын», «В горах»… И он нарисует такие янтарные зори осени, серебристые ветлы ранней весны, ущелья, ледники Махара, водопады Узун-Кола, что эти пейзажи, впрочем, как и все его произведения, могут посоперничать с фотографиями, настолько художественно точно воспроизведены места, которые посетил художник, настолько они пленяют ясностью живописного языка, чистотой линий, непосредственностью исполнения.

– В колорите Чомаев не имеет себе равных, – всегда отмечал его друг и коллега, скульптор Магомед Хабичев. – Закончив кистью свое произведение, он легкими прикосновениями пальцев втирал одни краски в другие, достигая неуловимых переходов одного тона в другой.

Очень любопытно и портретное искусство Чомаева. Его работы «Джырчы Исмаил», «Мать», «Горянка», «Портрет врача Лидии Батчаевой», «Мои товарищи», «Дети» и многие другие прославились не только необычайным колоритом, но и неожиданными композиционными находками.

Немало работ художник посвятил тревожной, печальной теме депортации, но самое пронзительное полотно, от которого заходится сердце, стынет кровь в жилах, это, на мой взгляд, картина «Депортация». На картине нет людей: лишь собаки, сбежавшиеся со всех дворов на перекресток, откуда только что увезли их хозяев, и воющие на укрытую кровавыми тучами луну, но у тебя стоит в ушах не только вой собак, но и крики невидимых людей, стенанье опустевших улиц…

Портрет врача Лидии Батчаевой
Портрет врача Лидии Батчаевой
Источник — Фото из фондов ГКЧИКПМЗ

– Чомаев был удивительного трудолюбия человек, – говорит о Мекере Хамитовиче заслуженный работник культуры КЧР, директор историко-краеведческого музейного центра «Рум-кала» Алий Хубиев. – В его работах, которых более трехсот, есть тайна творчества, которая, как говорил Иосиф Бродский, на грани гениальности. Я, например, знаю немало людей, которые бы отдали любые деньги, чтобы заполучить в свою коллекцию его портреты старика, тамады, Исмаила Семенова, потому что каждое его произведение – это итог громадной духовной работы. Но ведь за каждой той или иной талантливой вещью мастера стоит биография его жизни, а с этим не так-то просто расстаться, даже за бешеные деньги. Впрочем, не могу ничего сказать о цене его картин, скажу другое, цена каждого его слова была очень высока. И поучиться у этого талантливого человека было можно многому, недаром он 22 года возглавлял отделение Союза художников на Кавказских Минеральных водах. Мекер Хамитович в своей жизни не раз пересекался со многими эпохальными личностями, он вхож был во многие начальственные кабинеты, никак этим для себя не пользуясь…

– Чомаев был человеком глубокой мысли и глубокого чувства, – так отзывался о Мекере профессор художественно-графического факультета КЧГУ Юрий Беджанов. – Любое творческое сообщество, не только актерское, как принято считать, немного смахивает на террариум, но ни тени злости, зависти, предательства, ни попытки бросить товарища в трудную минуту, отказаться отвечать на его горе я не видел от него за все 40 лет нашей дружбы. Живопись для него была высоким ремеслом, работой, захватившей его с детства и ставшей судьбой. В ней не было выходных, потому что вся она была праздником для него, и это праздничное отношение к своему делу, не исчезнувшее у художника с годами, отозвалось особой светлой тональностью во всем, что он создал… Многие наши студенты пытались подражать Мекеру, но… Но я всегда говорил им: можно попытаться подражать большому таланту, качеству его работы, но нельзя перенести в себя то, что его мощь и изящество порождают…

Художник Чомаев был счастлив, насколько это возможно. Через всю свою жизнь он пронес преданность матери и отцу, умной и красивой жене, оставил после себя двух серьезных, порядочных, благожелательных сыновей, талантливую дочь Мадину, которую, в отличие от братьев, гены отца, талантливого в каждом мазке своей кисти, просто «толкнули» к холсту…

Гейне говорил в свое время, что человек в разгаре деятельности подобен солнцу в зените, и чтобы иметь о нем верное понятие, надо видеть его при восходе и при закате… Но о закате говорить не приходится. Заслуженный художник РФ, народный художник КЧР Мекер Чомаев ушел от нас февральским днем 2018 года, оставив после себя на земле глубокий след – свои картины и добрую, светлую память о себе.

Факт

Написав картину «Портрет старика», Чомаев понятия не имел, что его героем стал величественный старик, отсидевший 10 лет в сталинских лагерях за то, что был сыном Бушай Узденовой, которая считалась главой мюридской секты, идейным руководителем банды повстанцев, оказывавшей открытое сопротивление Советской власти в Учкуланском ущелье в 30-40-е прошлого столетия, расстрелянной после ухода немцев. В начале 90-х Бушай реабилитировали, но Мекер-то начал творить в шестидесятые. Последовали разбирательства: «С какой целью писал портрет? Зачем? Кто велел?» Чомаев был предельно откровенен и честен: «Я и подумать не мог, что рисую сына «врага народа». Но даже если бы знал, взялся бы за этот портрет. Этот человек мне очень симпатичен, а его портрет – моя самая большая удача». И этой позиции он придерживался всю жизнь, несмотря на возникавшие из-за этого трудности.

Аминат ДЖАУБАЕВА
Поделиться
в соцсетях
Алий Хубиев биография воспоминания выставка живопись заслуженный работник культуры КЧР заслуженный художник КЧР заслуженный художник России изобразительное искусство КЧГУ люди Магомед Хабичев Мекер Чомаев музейный центр «Рум-Къала» память скульптор судьба человека творческая деятельность художник Юрий Беджанов